Характеристика и профилактика тайных хищений

tainie xiweniaПроблемы состояния во­ровства и его предупреждения в последние годы стали привлекать внимание не только криминологов, но и представителей многих дру­гих наук. Их внимание сосредоточивается на объективной оценке криминологической обстановки, сложившейся в настоящее время, которая позволяет констатировать тот факт, что современное со­стояние воровства, уровень борьбы с хищениями чужого имущества являются одними из основных факторов, дестабилизирующих соци­ально-экономическую ситуацию. Продолжающийся рост обществен­ной опасности таких хищений, как кража, грабеж и разбой, усилива­ет страх населения, создает в стране обстановку нервозности, а по­рой и безвыходности перед угрозой воровства. Криминология достаточно четко определила свое отношение к этой проблеме: одна из серьезнейших угроз лю­дям исходит из широко распространяющегося воровства. А система мер предупреждения и раскрытия краж чужого имущества, являясь традиционно рутинной, неэффективна. Не обеспечивается безопасность граждан, личность не защищена от воровства.

Отсутствует концепция борьбы с кражами чужого имущества. Научные подходы к проблемам предупреждения этих краж транс­формируются из традиционных в консервативные, пользы от них нет уже давно. Необходимы новые научные разработки, относи­тельно которых ни у кого нет сомнений. Несмотря на незначитель­ную криминологическую литературу по вопросам воровства, внима­ние к ним не снижается. Предпринимаются попытки и практического их решения. Однако снижение уровня краж чужого имущества не быстрый и не гладкий процесс. Эта проблема не может решаться путем каких-либо «кампаний» и без учета реальных возможностей, имеющихся в обществе на каждом этапе его развития. Эти возмож­ности нужно правильно использовать, создавая научную базу для борьбы с воровством. Необходимы конкретные научные исследова­ния, способные повысить эффективность предупреждения краж чу­жого имущества.

Цель исследования — разработка теоретических проблем, свя­занных с кражами чужого имущества и имеющих прикладное значе­ние, изучение особенностей этих преступлений и лиц, их совер­шающих, анализ проблем детерминации и причинности верховенст­ва, классификация деяний и типология преступников, осуществле­ние виктимологического анализа, а в целом — получение новой ин­формации, необходимой для предупреждения краж чужого имуще­ства и защиты личности от воровства. Частные цели направлены главным образом на решение практических проблем.

Из этих целей вытекают и задачи исследования:

  • раскрыть криминологические понятия кражи, установить их особенности и место в системе хищений чужого имущества;
  • дать криминологическую характеристику кражам и лицам, их совершающим;
  • разработать критерии классификации рассматриваемых дея­ний, осуществить типологию преступников, выделить и изу­чить социальный тип вора;
  • исследовать специфику квалифицированных видов краж, дать соответствующую криминологическую характеристику;
  • изучить групповые и повторные кражи, установить их крими­нологические особенности;
  • рассмотреть проблемы криминологической детерминации и причинности краж как взаимодействия социальной среды и личности вора;
  • разработать организационные проблемы профилактической деятельности, направленной на борьбу с кражами;
  • определить основные направления профилактики краж и деятельности по защите личности от воровства.

Объектом исследования выступают общественные отноше­ния, возникающие в связи с существованием краж и их совершени­ем. Предметом исследования являются сами кражи чужого иму­щества, лица, их совершающие, соответствующие причины и усло­вия, меры предупреждения. В соответствии с объектом и пред­метом исследования изучаются закономерности, познание кото­рых автор связывает с разработкой теоретико-прикладных проблем и конкретных положений, выносимых на защиту, формулируются выводы и предложения.

Нормативной базой исследования послужили Конституция Российской Федерации, Уголовный, Уголовно-процессуальный ко­дексы, Закон РФ «Об оперативно-розыскной деятельности», а также другие законы, ведомственные нормативные акты. Использовались литературные источники, в которых комментируются законы, рас­сматриваются вопросы права.

Глава I. Понятие хищения

Понятие хищения впервые было закреплено в примечании к статье 158 УК РФ в 1996г., в которой  под хищением понимается совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездные изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Поскольку понятие хищения имеет основополагающее значение для решения многих вопросов квалификации преступления против собственности, целесообразно рассмотреть его основные признаки. Кражи (тайное похищение чужого имущества, относящееся к любым формам собственности) по количественным показателям в решающей степени определяют состояние и тенденцию преступности, а значит, и характер криминальной ситуации в стране. Среди преступлений против собственности удельный вес краж варьируется от 3/4 до 4/5. Около четверти регистрируемых краж совершаются из квартир. Распространены кражи готовой  продукции, сырья, товаров, стройматериалов, инструментов и иного оборудования с предприятий, складов и других помещений, из магазинов, общежитии, домов отдыха, санаториев, дач и садовых домиков, денежных средств из касс предприятий и организаций, грузов на транспорте.

Одно из центральных мест в законодательном определении хищения занимает понятие имущества. Хищение – это всегда имущественное преступление. Имущество представляет собой предмет хищения. Он всегда материален, является частью материального мира, то есть обладает признаком вещи. Это так называемый физический признак предмета хищения.

Не могут быть предметом хищения как имущественного преступления идеи, взгляды, проявление человеческого разума, информация. О хищении интеллектуальной собственности можно говорить лишь в фигуральном смысле, имея в виду, к примеру, плагиат (ст.146,147 УК РФ) или неправомерное использование компьютерной информации (ст.272 УК РФ).

Второй признак предмета хищения – экономический. Предметом хищения может быть только вещь, имеющая определенную экономическую ценность. Обычное выражение ценности вещи – ее стоимость, денежная оценка. Поэтому деньги, валютные ценности и другие ценные бумаги (акции, облигации, ваучеры и т.п.), являющиеся эквивалентом стоимости, тоже могут быть предметом хищения. И, напротив, не могут  быть предметом хищения вещи, практически утратившие хозяйственную ценность, или природные объекты, в которые не включен труд человека. Последнее обстоятельство имеет значение для ограничения хищения от ряда экологических преступлений.

Ввиду отсутствия экономического признака не могут рассматриваться в качестве имущества документы неимущественного характера, а так же документы, которые не являются носителями стоимости, а лишь предоставляют право на получение имущества (доверенность, накладные, квитанции и т.д.). Хищение такого документа с целью последующего получения по нему имущества представляет собой приготовление к мошенничеству.

Ответственность за хищение документов, штампов, печатей, не связанное с за владением имуществом, наступает по ст.325 УК РФ.

Третий признак предмета хищения – юридический. Таким предметом может выступать лишь чужое имущество, о чем прямо сказано в определении. Пленум Верховного суда РФ в своем постановлении от 25 апреля 1995 года разъяснил, что предметом хищения является чужое, то есть не находящееся в собственности или законном владении виновного имущество.

Суммируя сказанное, можно сказать, что имущество как предмет хищения – это вещи, деньги, ценные бумаги и другие предметы ценного мира, обладающие стоимостью, по поводу которых существуют отношения собственности, нарушаемые преступлением.

Предметом хищения может быть как движимое, так и недвижимое имущество. Признак недвижности имущества не имеет значение для определения хищения. Некоторые виды недвижимого имущества по своим объективным свойствам практически не могут быть похищены тайно (дом, квартира, земельный участок), но могут быть похищены путем обмана, насилия или угрозы. Так, в последнее время участились случаи похищения приватизированных квартир. Кроме того, как показывает практика, «недвижимое» имущество в отдельных случаях  может быть обращено в «движимое» (разбор и перевозка индивидуального жилого дома; снятие и увоз металлической ограды садового товарищества, демонтаж линии связи).

Предметом хищения может быть и имущество, изъятое из гражданского оборота. Но если похищается имущество, владение которым и оборот которого представляет угрозу общественной безопасности  или здоровью населения (оружие, яды, наркотические средства, радиоактивные вещества), то содеянное квалифицируется не как имущественное преступление, а по соответствующим статьям  главы 24 УК РФ, «Преступления против общественной безопасности». Так хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств будет квалифицироваться не по ст. 158 и 163 УК РФ, а по ст.226 УК РФ.

При совершении хищения имущество изымается из обладания собственника или лица, в ведении либо под охраной которого оно находится. Если имущество по тем или иным причинам уже выбыло из обладания собственника, то за владение таким предметом  не образует хищения.

В случае присвоения вверенного имущества виновный обращает в свою пользу имущество, которое фактически уже находится в его обладании. Однако, присвоение вверенного имущества означает переход от правомерного владения к противоправному.

Не является хищением обращение в свою пользу имущества, которое еще не поступило в фонды собственника.

Изъятие имущества при хищении сопровождается обращением его виновным в свою пользу или в пользу других лиц, то есть установлением фактического обладания вещью, «господство над вещью». Похитивший имущество владеет, пользуется, распоряжается имуществом как своим собственным, он как бы ставит  себя фактически на место собственника, но юридически собственником не становится. Нельзя приобрести право собственности преступным путем. Поэтому хищение не влечет за собой утраты потерпевшим права собственности на похищенную вещь. Этим можно объяснить, почему  в законодательном определении хищения говорится об обращении чужого имущества  не в собственность виновного, а в пользу виновного или других лиц.

Изъятие чужого имущества и обращение его виновным в свою пользу  обычно происходит одномоментно, т.е. совершается одним действием. Если виновный не имел возможности распорядиться по своему усмотрению или пользоваться изъятым имуществом, т.е. не довел преступление до конца  по независящим по его обстоятельствам, содеянное подлежит квалифицировать как покушение на хищение.

Для признания хищения оконченным, не требуется, чтобы виновный фактически воспользовался вещью, начал ее эксплуатировать, извлек из нее какую-то выгоду. Важно, что он получил такую возможность, установив свое господство над вещью.

В определении хищения назван и такой признак объективной стороны, как причинение преступлением ущерба собственнику или иному владельцу похищенного имущества. Ущерб состоит в уменьшении объема наличного имущества потерпевшего. Поэтому размер ущерба определяется стоимостью похищенного

Размер ущерба является одним из оснований для дифференцирования ответственности за хищение путем формулирования соответствующих квалифицирующих признаков.

Включение в законодательное определение хищения указание на причинение ущерба не означает необходимости учитывать субъективное мнение собственника о том, причинен ли ему ущерб и требует ли он в связи с этим привлечения виновного к уголовной ответственности.

Признак противоправности означает, что хищение осуществляется не только способом, запрещенным законом (объективная противоправность), но и при отсутствии у виновного прав на это имущество (субъективная противоправность).

Безвозмездным считается изъятие имущества без представления взамен эквивалентного (а не произвольно заниженного) возмещения деньгами, другим имуществом, своим трудом и т.д. Если в процессе завладения имуществом собственнику предоставляется соответствующее возмещение, то такие действия нельзя считать хищением, поскольку они не причиняют имущественного ущерба.

Об отсутствии признака безвозмездности можно говорить лишь при двух условиях: во-первых, предоставление соответствующего возмещения должно происходить одновременно с изъятием имущества (в процессе его изъятия или непосредственно после его изъятия, когда не было намерения уклониться от возмещения); во-вторых, возмещение должно быть полным.

При оценке краж чужого имущества и рассмотрении указанно­го причинного комплекса на первый план выдвигается корыстный мотив деяния. Корысть доминирует среди всех криминологических признаков, характеризующих воровство. Если тайность при хищении чужого имущества является главным критерием отграничения кражи от других форм хищения, то корыстная страсть служит основанием для выделения особой группы преступников — воров. Корыстная цель при хищении предполагает стремление обратить похищенное чужое имущество в свою пользу или пользу третьего лица. Корыстная цель в хищении реализуется как получение фактической возможности владеть, пользоваться и распоряжаться похищенным имуществом как своим собственным. Отсутствие корыстной цели исключает квалификацию изъятия чужого имущества как хищения.

Воровство, на взгляд автора, следует рассматривать в узком и широком смысле слова. В узком — это конкретные действия лица, совершающего кражу именно как тайное похищение чужого имуще­ства, а в широком — это совокупность краж, выступающих как спе­цифическое явление, обладающее свойствами особого вида пре­ступности. В первом случае это деяние и деятель (кража и вор). Во втором случае это социальное явление — воровство. Данное явле­ние можно представить в виде суммы всех совершаемых краж, их совокупности, множественности, многообразии, массовости и един­ства образующих систему элементов. Воровство как явление — это определенного рода криминальная система.

Феномен кражи чужого имущества имеет особый смысл. Эти .деяния, учитывая их значительную распространенность, в опреде­ленной степени составляют наиболее устойчивую часть преступно­сти. На протяжении веков фигурируя в одной и той же обрисовке, они больше влияют на характеристику преступности, чем другие преступления. Кражи могут быть объединены общеупотребитель­ным термином — воровство. Это — основные, традиционные, обычные, корыстные деяния. В массе своей кражи чужого имущества представляют собой слитный вид преступности — воровство, которое как явление обладает развитой криминологической структурой, хотя между определенными группами деяний имеются различия. В це­лом же у краж криминологически однородный феномен. Общность причинной детерминации краж чужого имущества обусловливает ярко проявляемое сходство совокупных криминологических харак­теристик этих деяний, а также социальных и нравственно-психологических свойств лиц, их совершающих.

Существует сходство всех совершаемых краж чужого имуще­ства. Все они (как масса и множество) могут рассматриваться как однородная в определенном смысле совокупность поведенческих актов. Однако конкретные категории краж различаются между собой по целому ряду признаков, отличаются друг от друга и лица, их со­вершающие. Предлагаемая автором многогранная и многоплановая классификация позволяет выделять: кражи, совершаемые в сфере быта, в сфере экономики, семейные кражи, уличные кражи, кражи, совершаемые пьяницами и алкоголиками, наркоманами, проститут­ками, бродягами, беспризорниками и т.д. В диссертации рассматри­ваются гостиничные кражи чужого имущества, вокзальные, транс­портные и т.д. Все они имеют присущие им особенности, специфика — особенность отличаются друг от друга и совершающие их лица.

Квалифицированные кражи чужого имущества причинно свя­заны между собой: одни служат реакцией на другие. Более всего это касается групповых краж, совершаемых по предварительному сговору лицами ранее судимыми и с причинением значительного ущерба. Наблюдается опережающий рост квалифицированных ви­дов краж, когда они рассматриваются в сравнении не только с кра­жами в целом, но и другими видами хищений чужого имущества.

Особо отличаются и обладают весьма заметной спецификой групповые кражи чужого имущества. Установлено, что сам факт су­ществования воровских преступных групп (через конкретных носи­телей, их ценностей и правил) выступает вполне достаточным усло­вием активизации их деятельности и увеличения их числа. При со­вместном совершении воровства, в условиях взаимной поддержки, влияние сдерживающих факторов у каждого соучастника снижается. Это приводит к решительным действиям преступников и даже при сложившихся неблагоприятных для них обстоятельствах облегчает доведение воровства до конца. Более всего это характерно для ус­тойчивых преступных групп, куда, как правило, входят рецидивисты.

Особенно активное участие в совершении краж чужого иму­щества принимают несовершеннолетние и лица молодежного воз­раста, как правило, вовлекаемые в воровство рецидивистами. Чаще всего в воровство вовлекаются пьяницы и наркоманы, проститутки, бродяги, беспризорные. Криминальная суть их преступных действий усиливается за счет поддержки рецидивистами. Относительно же самих ранее судимых, в том числе за хищения либо вымогательство, наблюдается такая закономерность: каждая вновь совершаемая ‘ кража, тем более если она не влечет за собой наказания, облегчает совершение последующей, снижая у вора психологические препят­ствия перед совершением очередного соответствующего деяния. С этим связаны, в частности, не только проблемы повторности, но и вопросы многократности. Весьма опасные последствия наблюдаются, когда при совершении кражи действует квалифицированная «ру­ка» рецидивиста. Рецидивист — носитель преступной психологии. Он представляет собой повышенную общественную опасность.

Стойкая система антиобщественных взглядов формируется у воров под воздействием двух основных групп условий: субъектив­ных и объективных. Условия первой группы относятся к психологии личности вора и всех ее личностных характеристик, а условия вто­рой группы — охватывают широкий круг проблем социального свой­ства; главным образом это социальная среда, ближайшее окруже­ние. Доминирующим обстоятельством при всем этом является об­раз жизни вора. Хотя отдельные кражи совершаются по вине людей, поступающих сознательно и под влиянием корыстной страсти, ко­гда удовлетворяются низменные потребности, причины воровства скрываются в глубинных пластах социальных процессов. Отсюда необходимость исследования в единстве психологии личности вора и социального содержания воровства.

Исследуя проблемы виктимологии, автор исходит из сле­дующего положения: преступность и виктимность не являются ста­тичными величинами; криминализация (становление вора) и виктимизация (становление жертвы воровства) представляют собой про­цессы социального взаимодействия. Среди детерминантов повы­шенной виктимности лиц, в отношении которых совершаются кражи, первичными являются их нравственно-психологические характери­стики (неосторожность, рассеянность, легкомыслие, небрежность, беспечность, самонадеянность и т.д.), а криминальная ситуация имеет вторичное значение.

Изучая проблемы виктимологии, автор исходит из того, что виктимное поведение — это одна из форм социально отклоняющегося поведения. Существует связь между преступным и виктимным поведением. Относительно краж чужого имущества автор определяет позицию так: процессы криминализации и виктимизации взаимосвя­заны. Вор и его жертва, поведение которой является виктимным, фигурируют в социальных процессах возникновения краж как субъ­екты в известной мере взаимно определяющие друг друга. Именно здесь на первый план выступают отношения «действующего» вора и «терпящей урон» жертве воровства. Кража чужого имущества -лишь часть значительно большего явления, охватывающего еще и виктимологические факторы. Предупреждение краж следует рас­сматривать в единстве с соответствующей виктимологической про­филактикой. В целом все направлено на защиту человека от воров­ства

Субъектом хищения является вменяемое физическое лицо, достигшее установленного возраста. Возраст, по достижении которого наступает уголовная ответственность, неодинаков для различных форм хищения. Согласно ст.20 ответственность за кражу, грабеж, разбой, вымогательство наступает с четырнадцати лет, а  за мошенничество, присвоению и растрату (а так же иные преступления против собственности) – с шестнадцати лет.

Глава II.Личность корыстного преступника

Личность — фундаментальное понятие, одна из центральных проблем в психологии, имеющая ярко выраженный междисциплинарный характер. В понятие “личность” обычно включают такие свойства, которые являются более менее устойчивыми и свидетельствуют об индивидуальности человека, определяя его значимые для людей поступки.

Понятие личности нередко заимствуется из психологии, трансформируется представителями различных, в том числе и правовых, наук (уголовное, гражданское право, криминология, криминалистика и др.), широко использующих его применительно к субъектам различных правоотношений.

В психологической науке до сих пор не создано единой общепризнанной теории личности, отсутствует и общий взгляд на ее определение, распространены различные, порой противоположные подходы к раскрытию ее структуры и содержания. Все это создает определенные трудности не только для психологов, но и для правоведов, юристов, занимающихся практической деятельностью, для которых понятия: личность субъекта правоотношений, личность участников уголовного, личность виновного, потерпевшего и тому подобное наполнены вполне конкретным, в том числе и психолого-правовым, содержанием.

Личность преступника  (в юридической психологии) — совокупность психологических свойств, характерных для лиц, совершающих преступления. Изучение личности преступника  включает в себя исследование психологических механизмов противоправного поведения, мотиваций различных видов преступлений, роли и соотношения индивидуально-психологических и социально-культурных факторов в формировании личности преступника и противоправного поведения, влияния на него устойчивых и ситуативных психических состояний. Советская юридическая психология отрицает наличие у правонарушителей психологических особенностей, с неизбежностью предопределяющих совершение преступлений. Механизм преступного поведения рассматривается как процесс взаимодействия неблагоприятной для субъекта социальной ситуации и комплекса его психологических свойств. В обобщающей модели личности преступника (А. Р. Ратинов) ведущая роль отводится дефектам правосознания, ценностно-нормативных ориентации, специфической структуры мотивационных конструктов, а также некоторым конкретным психологическим качествам (агрессивность, импульсивность, эмоциональная возбудимость, низкий уровень интеллектуального развития, личностная упрощенность, наркотизация, алкоголизация и пр.). На этой основе по психологическим критериям выявлены сходство и различия между группами насильственных, корыстно-насильственных и корыстных преступников. Результаты изучения личности преступника используются для разработки мер психологической коррекции личности правонарушителей.

Личность преступника – это абстрактное понятие, означающее совокупность социальных  и социально значимых, духовных, морально-волевых, психофизических, интеллектуальных свойств, качеств человека, совершившего преступление вследствие взаимодействия его взглядов, ориентацией с криминогенными факторами внешней среды, включая конкретную криминальную ситуацию.

Структура личности преступника, представляет собой сложную систему признаков, которые могут быть интегрированы в соответствующие группы.

Первую группу составляют социально-демографические признаки (пол, возраст, социальное, семейное и должностное положение национальная и профессиональная принадлежность, уровень материальной обеспеченности, признаки, связанные с наличием или отсутствием места жительства, и т.п.)

Во вторую группу признаков структуры личности преступника можно включить уровень: образование, знания, умственного развития и т.п., другими словами социальные функции личности.

Если раньше для преступников был характерен низкий уровень образования, то теперь он несколько повысился. Абсолютное большинство преступников имеет среднее образование. Среди лиц, совершающих должностные преступления, соответственно, уровень образования выше.

Результаты конкретных криминологических исследований свидетельствуют о том, что среди преступников ценится информированность, а не образованность. При этом в такой среде важно владение информацией, полезной с точки зрения занятия преступной деятельностью и общения в неформальных группах. Интерес к достижениям культуры у значительной части преступников невелик. Хотя соответствующие показатели у лиц, совершающих так называемые интеллектуальные преступления (мошенничество, компьютерные преступления), могут быть достаточно высоким.

Образовательный уровень лиц, совершающих кражи, примерно такой же, что и основной массы преступников, но ниже, чем расхитителей. Надо отме­тить в связи с этим, что данные об уровне образования рассматриваемой гру­ппы носят, как правило, формальный характер, т.е. фактическое образование, знания далеко не соответствуют тому уровню, который зафиксирован в соответ­ствующих документах.

Низкому уровню культуры лиц, совершающих кражи, обычно сопутствуют  примитивные интересы и запросы, стремления к удовлетворению низменных удовольствий, особенно к пьянству, что отмечается рядом исследований.

Многие исследования говорят о том, что по возрасту виновные в кражах моложе (иногда значительно) расхитителей, взяточников и представителей других категорий корыстных преступников. Как известно, кражи относятся к числу наиболее распространенных преступлений несовершеннолетних. Более того, по данным, в частности, В.В. Панкратова, М.И. Арсеневой и Н.И. Куличевой, большинство несовершеннолетних еще до совершения преступлений, ставших поводом для возбуждения уголовного дела, совершали множество краж как государственного и общественного, так и личного имущества граждан. На той или иной стадии развития или изменения личности у таких подростков может проявиться «моноклепизм», т.е. совершение краж только определенного вида или краж определенных предметов.

Вообще лица, совершающие кражи, во многом отличаются от расхитителей  тем, что нравственная деградация их личности и развитие ее антиобщественной направленности начались задолго до совершения преступления. Так, по результатам исследования личности квартирных воров, проведенного В.А. Кузнецовым, свыше половины их в течение года, предшествующего началу преступной деятельности, совершали мелкие хулиганства или иные нарушения общественного порядка, 45,8 %  — вели паразитический образ жизни, 47,6%- систематически употреб­ляли спиртные напитки, 6,5% — доставлялись в мед вытрезвитель, причем многие по два. раза и более.

Перечисленные обстоятельства во многом определяют последующее устой­чивое противоправное поведение лиц, совершающих кражи, и является одной из наиболее существенных причин рецидива.

К третьей группе признаков в структуре личности преступника можно отнести нравственные качества. Ценностные ориентации и стремления личности, ее социальные позиции и связи, интересы, потребности, привычки.

Преступники склонны неверно истолковывать, либо не хотят следовать требованиям, предъявленным обществом к каждому своему члену. Многим из преступников свойственна повышенная чувствительность (и даже ранимость) в сфере межличностных отношений. Однако эти черты проявляются в основном, в отношении собственной личности. Что же касается других людей, то преступники склонны демонстрировать эмоциональную холодность, равнодушие, злобу, агрессивность.

Эти качества не просто соседствуют, а вытекают из общего низкого уровня духовных притязаний лиц, совершающих преступления, их нравственной неразвитости, эгоизма. Отсюда же приверженность к алкоголю, который все чаще становится спутником досуга и «помощником» в преступной деятельности.

Неразвитость навыков полноценного культурного межличностного общения влечет преувеличение со стороны таких лиц значения алкоголя. На самом же деле происходит нравственное и физическое разрушение человека, что способствует усилению его социальной и психологической деградации, конфликтности, развивает предрасположенность к попаданию в криминогенные ситуации, решению конфликтов с помощью насилия.

Как алкогольные напитки, так и наркотические средства, потребление которых все чаще отмечается у преступников, становится не просто средством, облегчающим контакты, дающим состояние эйфории, но вызывает коренное всей ранее сложившейся системы мотивов и потребностей, а со временем превращается в один из главных стимулов поведения.

К четвертой группе признаков структуры личности преступника можно отнести психические процессы, свойства и состояния личности.

Исследования показывают, что неблагоприятные условия формирования личности преступника обуславливают наличие таких характерных для современного преступника черт его личности, как эмоциональная неустойчивость и недисциплинированность, конфликтность, неадекватное реагирование на внешние раздражители, несовпадение субъективного восприятия и оценки опасностей, исходящих от внешнего окружения, с реальным состоянием;  легкая внушаемость, подверженность негативному воздействию как со стороны сверстников, так и старших по возрасту, особенно обладающих близкими по системе ценностей.

При анализе признаков личности преступника большое значение имеет состояние психики личности. Как показывает исследование, часть преступников страдают психическими аномалиями, тем не менее, не исключающими вменяемости. По данным разных авторов, доля лиц с психическими нарушениями и прошедших судебно-психиатрическую экспертизу, колеблется от 30 до 68,8%.

В этой связи в числе лиц, имеющих психические аномалии, учитываются так же лица, страдающие алкоголизмом; без последних удельный вес преступников с психической патологией составляет около 30%.

Следует остановиться на одной важной особенности, присущей многим рас­хитителям и имеющей непосредственное отношение к объяснению их преступ­ного поведения. Эта особенность заключается в том, что, как показали

беседа с ними, у большинства из них почти полностью отсутствует какой либо самоупрек нравственного характера по поводу совершенного хищения. Боль­шинство опрошенных ни в коей мере не признает, что они совершили аморальные действия и считают себя неспособным   к совершению корыстных преступле­ний.

По многим объективным и субъективным признакам лица, совершающие кражи, составляют весьма социальную запущенную категорию правонарушителей. Они представляют собой одну из наиболее рецидивоопасных, устойчивых в антиобщественных взглядах, привычках и поведении часть преступников, весьма значительную по численности и активную по силе негативного влияния на других, в том числе тех, кто отбывает наказание  в местах лишения свободы.

Преступная деятельность воров начинается раньше, чем у многих других правонарушителей. Следовательно, они уже в более молодом возрасте включаются в соответствующие отношения как с обществом в лице его правоохранительных органов, так и теми, кто также нарушает уголовно-правовые запреты. У них рано накапливается значительный антиобщественный опыт, формируются соответствующие взгляды и представления, склонности и привычки к антисоциальному образу жизни, разрешению возникающих жизненных трудностей противоправным путем. Раннее включение в противоправную деятельность приводит к тому, что воры по сравнению с расхитителями и даже многими насильственными преступниками и хулиганами более дезадаптированы, находятся в большей социально-психологической изоляции: от микросреды, ее ценностей, позитивного общения.

При всей важности всестороннего учета криминогенных качеств личности с их помощью невозможно полностью раскрыть причины совершения, в частности, корыстных преступлений хотя бы по тому, что большинство лиц с низким уровнем образования и культуры вообще не совершает никаких преступлений. Следовательно, надо искать иные возможности объ­яснения, в психологическом анализе, дополняемом сведениями уголовно правового и социологического характера.

Одной из существенных характеристик правонарушителей является наличие или отсутствие у них постоянного места жительства, Этот  фак­тор, как известно, существенно характеризует личность, ее отношения. содержание и направленность потребностей и интересов, уровень культу­ры и социальные притязания. Он непосредственно связан со способом по­лучения средств к существованию.

Среди лиц, виновных в совершении краж, особенно личного имущества, значительно больше  чем среди всех других групп преступников    /кроме бродяг/ доля лиц, не имеющих такого жительства, что опять-таки  связано с наличием среди них большого чис­ла рецидивистов и их общей дезаптацией. Это обстоятельство нужно всемерно учитывать как при профилактике краж со стороны таких лиц, так и при подготовке к их освобождению из мест лишения свободы, поскольку их возможности к успешной адаптации в силу указанного фактора серьезно ограничены. С ним связана и другая особенность жизнедеятельности многих воров: среди них весьма велик по сравнению с другими процент тех, кто  не имел определенных занятий, а также специальности.

Проблема личности корыстного преступника должна  включать в себя и изу­чение их образа жизни, поскольку именно с большей полнотой, необходимостью и объективностью, чем в поведении, выражаются их существенные особенности. Познание образа жизни таких преступников дает возможность охватить все многообразие их жизнедеятельности, их активность, обеспе­чить системный анализ этой личности, ее формирования, поведения, связей.

Изучение преступного поведения и образа жизни корыстных преступников необходимо не только потому, что они являются частью проблемы личнос­ти преступника, но и как источника, участвующего в формировании этой личности. Совершение кражи или хищения, особенно ряда таких преступлений, связанное с этим активное включение в преступную среду, жизнь от одного преступления к другому, постоянная боязнь разоблачения, наконец, нахож­дение под судом и следствием, отбывание наказания в местах лишения сво­боды также влияют на личность корыстного преступника, на ее психологию, часто изменяя личность в нежелательном направлении. Влияние собственного поведения на личность тем сильнее, чем продолжительнее преступая деятельность.

Изучение личности корыстного преступника на эмпирическом уровне должно включать в себя анализ его индивидуальной жизни, условий социализации и воспитания, особенно на ранних этапах развития.

Непосредственную связь между семенным и школьным воспитанием и преступлением провести трудно. Верно и то, что жизнь вносит  коррективы представления и понятия личности, которые были сформированы в юношеском возрасте. Однако все внешние влияния попадают не на  пустое место, а на те особенности, которые возникли и развились в детстве. Учитывая же сенситивность, повышенную восприимчивость этого периода в жизни человека,  преуменьшать его значение не следует, тем более, что результаты многих воздействие в детстве носят непреодолимый характер.

Изучение личности корыстного преступника позволяет понять те внешние социальные факторы, которые приводят к формированию ее негативных черт /антиобщественной направленности, соответствующих взглядов, представлений, ориентации и т.д./, которые, в свою очередь, становятся непосредственной причиной преступного поведения, взаимодействуя с конк­ретными жизненными ситуациями. Следовательно, поскольку человек не рож­дается, а становится преступником, можно сказать, что уголовно наказуе­мые действия обусловлены прошлыми нежелательными  влияниями и им могут способствовать актуальные условия. Однако все воздействия среды «проходят» через психику индивида, а поэтому недопустимо рассматривать его поведение лишь как результат такого воздействия ситуативного характера.

Личность корыстного преступника представляет собой чрезвычайно сложное социальное явление и в качестве такового должно выступать объектом комплексного научного  познания. При всем том, что это явление теснейшим образом  связано с корыстной преступностью и иными видами преступного поведения, иными социальными факторами, в том числе негативными, оно представляет собой самостоятельную научную проблему.

Глава III.  Профилактика хищений

§ 1. Общая профилактика

Проблемы предупреждения краж чужого имущества заклю­чаются не только в общей и частной превенции, как и в каждоднев­ном традиционном упреждении преступлений, но и в выявлении лиц, занимающихся воровством, в частности, в разобщении крими­нальных групп на стадии их возникновения и сплачивания. На пер­вый план выдвигается индивидуальная профилактика, в том числе и оперативно-розыскная. При этом оперативно-розыскная профилак­тика должна отличаться своим специальным предназначением и особой целенаправленностью. Средством же достижения цели яв­ляется информация, главным образом разведывательная.

Представленная в единстве профилактика краж чужого имущества и виктимологическая профилактика тесно связаны с ре­шением такой важной проблемы, как обеспечение безопасности личности, когда главным является недопущение воровства и защита человека от воровства. Данные положения базируются на требова­нии Конституции Российской Федерации о защите человека и граж­данина, его чести и достоинства, прав и свобод, жизни и здоровья, имущества.

Преступность связана со множеством явлений, состояний, процессов. Из них причинами являются лишь те, которые действуют генетически,  то есть  порождают, воспроизводят преступность как свое следствие. Статис­тическими наблюдениями зафиксированы зависимость прес­тупности, ее состояния и других характеристик, например, от времени года, половозрастной структуры населения. Но ни зима или лето, ни пол преступника не порождают преступ­ления (хотя указанные связи негенетического характера дол­жны учитываться при организации борьбы с преступностью). В отличие от этого, например, экономические противоречия и диспропорции могут стоять у истоков преступности, быть связанными с нею генетически, т.е. порождать, воспроиз­водить данное социально негативное явление.

Если причины порождают следствие (преступность, преступление), то условия как разновидность детерминации лишь способствуют этому, обеспечивая возможность действия причин. Плохая охрана имущества не порождает корыстные посягательства на него, не вызывает их как следствие, а значит, и не является их причиной, но она создает благоприятную почву — для совершения преступления в дальнейшем, скажем, кражи. Именно взаимодействие причин и условий приводит к результату (преступлению).

Больше всего краж чужого имущества (78%) совершается в будние дни, на субботу и воскресенье приходится 15%, а на празд­ники государственного значения и религиозные праздники, не сов­падающие с субботой и воскресеньем — 7%. В 58% случаев тайно похищаются деньги и драгоценности, а остальные 42% — это кражи аудио — и видео- техники, одежды, мебели, ковров, документов, хоз-товаров, продуктов питания и т.д. Это — квартирные кражи, дачные кражи, кражи в гостиницах, поездах, на вокзалах и т.д., особо следу­ет выделить кражи из магазинов, складов и автомобилей. Многие из этих краж сопряжены с более тяжкими преступлениями.

Изучение процессов детерминации и причинности краж связано с ответом на вопросы: как, и почему они существуют и развиваются, какие социальные, экономические и другие обстоятельства выступают в качестве порождающих их причин; каковы особенности условий, способствующих проявлению причин и наступлению криминального результата в виде одного или нескольких преступлений этого вида; и, наконец, каковы особенности этих явлений в интеграционном сочетании.

Нынешний исторический этап развития России характеризующийся утверждением и развитием рыночных отношений, обладает чрезвычайным своеобразием и неповторимостью. Во-первых, в силу совокупности политических, экономических, социальных, идеологических обстоятельств, и, во-вторых, в силу того, что наступление этих обстоятельств вызвано причинами субъективного характера. На последнем обстоятельстве стоит остановиться, потому что, оно имеет непосредственное отношение к рассматриваемой проблематике, что еще раз доказывает причинную обусловленность явлений, которые, на первый взгляд, далеки от проблем преступности и совершения краж в частности.

Говоря о предупреждении краж, как самостоятельного вида преступлений против собственности, немаловажным представляется ответить на вопрос, что такое вообще предупреждение преступности. Только рассматривая эти понятия в совокупности, можно объективно оценить сегодняшнее положение вещей в сфере предупреждения краж и выделить главные факторы, влияющие на содержание и характер предупредительной деятельности.

Предупреждение преступности буквально означает предохранение людей, общества, государства от преступлений. Исторические корни данного вида социальной практики уходят далеко в глубь веков: с появлением первых уголовно- правовых запретов и преступлений как деяний, совершаемых вопреки им, стали действовать меры не только карательного, но и предупредительного противодействия им. В частности, эту роль в той или иной степени играла любая система уголовного законодательства, которому изначально присуща цель, так называемой обшей превенции (независимо от того, провозглашена она в законе или нет). Постепенно пришло понимание того, что предупреждение преступности несет в себе большой социально позитивный потенциал и по ряду признаков выгодно отличается от других направлений борьбы с этим злом.

В случае общего предупреждения речь идет о том, что позитивное  развитие  общества,  совершенствование  его экономических, политических, социальных и иных институтов, устранение из жизни кризисных явлений и диспропорций, питающих преступность, объективно способствует ее предупреждению (путем ограничения сферы действия, снижения уровня, уменьшения вредных последствий и т.д.).

Специальное предупреждение преступности, в отличие от общего, имеет целенаправленный на недопущение прес­туплений характер. Специальная предназначенность для выявления и устранения (блокирования, нейтрализации) при­чин, условий, иных детерминант преступности — его про­филирующий, конституирующий признак, главная осо­бенность. Наряду с этим специально-криминологическое предупреждение включает предотвращение замышляемых и подготавливаемых, пресечение начатых преступлений.

Специальное предупреждение органично дополняет и конкретизирует общее, но меры специального предупреждения принимаются в разрезе отдельных его составляющих и имеют временные границы. Они строго целенаправлены, специа­лизированы и так или иначе локализованы во времени и пространстве применительно к определенным срокам про­ведения, к различным отраслям хозяйства и т.д.

В   зависимости  от  момента  применения   (начала реализации)   различается   раннее   и   непосредственное предупреждение первичных и предупреждение рецидивных преступлений. В первом случае речь идет о выявлении и устранении возможных   и   наличных   неблагоприятных   условий формирования личности, оздоровлении микросреды, кор­рекции поведения, а также потребностей, интересов, взглядов лиц, могущих встать на преступный путь. Во втором, предупредительное воздействие оказывается на лиц, уже совершивших преступления и подвергавшихся уголовному наказанию (мерам, его заменяющим), с целью недопущения их возврата на преступный путь.

Автор полагает, что кражи чужого имущества необходимо анализировать, во-первых, единовременно в контексте условий внешней для человека среды и характеристик самой личности вора, во-вторых, не только как самостоятельный акт, а еще и как опреде­ленный процесс, развивающийся в пространстве и времени. Эти два аспекта анализа тесно связаны в диссертации с комплексным под­ходом к оценке воровства. Изучение воровства как явления позво­лило установить, что именно в массе кражи обнаруживают немало новых свойств. Но в любом случае все оценки смещаются в сторону воровства как явления. Кражи, как и многие другие преступления, обладают внутренней логикой развития. Этому способствуют пре­ступные традиции и обычаи, в частности идеология воров в «зако­не». Стабилизируют воровство и внешние факторы, макро — и мик­росреда, социальные условия. Без внутренних и внешних факторов кражи чужого имущества лишились бы стойкости и были бы обрече­ны на вымирание, однако внутренние и внешние факторы все еще стабилизируют их и соответствующие причины. Реагируя на те или иные социально-экономические, правовые, политические, демогра­фические изменения, кражи чужого имущества постоянно меняют свою ориентацию: в одних случаях они концентрируются в сфере быта, семейных отношениях, на улицах, в других — в сфере эконо­мики. Особое развитие, например, получают то квартирные, то кар­манные кражи. В диссертации такие перемены ориентиров воровст­ва показаны на примере периода последнего десятилетия. В этом смысле говорится о повальном воровстве и о том, что оно активно проникает в различные слои населения.

Крепнувшие позиции воровства приводят в конечном счете к ослаблению контрольных функций социальных институтов. Про­блема сводится не только к отдельным кражам и воровству как яв­лению в целом, но и к формированию определенного социального типа — личности вора. В общественном сознании борьбу с воровст­вом в нашей стране общество, государство и его правоохранитель­ные органы проигрывают.

Специальную профилактику можно представить как целенаправленную деятельность государственных органов, должностных лиц, общественных и других негосударственных организаций, учреждений и их представителей и осуществлению мер, направленных на их устранение либо нейтрализацию действия.

Раскрывая содержание предложенной дефиниции,  следует остановиться на рассмотрении субъектов этой деятельности . К ним относятся:

  1. Представительные и исполнительные органы власти
  2. Правоохранительные органы
  3. Должностные лица органов власти и управления
  4. Администрация предприятий всех форм собственности
  5. Трудовые коллективы
  6. Общественные организации и добровольные формирования граждан, участвующие в борьбе с правонарушениями
  7. Предприятия частной детективной и охранной деятельности
  8. Средства массовой информации

Представленный перечень субъектов обще профилактической деятельности не является исчерпывающим и может быть дополнен другими органами, организациями, учреждениями и их представителями.

Объектами общей профилактики являются:

  1. Преступность, ее виды и группы преступлений
  2. Причины преступности, ее видов и групп преступлений
  3. Условия, обстоятельства, ситуации, поводы, другие факторы, способствующие либо облегчающие совершение преступлений
  4. Криминогенные группы населения
  5. Виктимогенные (в наибольшей степени подверженные опасности стать жертвами преступлений) группы населения.

Объективными целями общей профилактики в современных условиях следует считать сдерживание негативных тенденций преступности, снижение общественной опасности ее наиболее тяжких разновидностей, сокращение отдельных видов и групп преступлений.

Меры общей профилактики преступлений должны отвечать соответствующим требованиям, диктуемым современными условиями и самой действительностью. Среди них, в первую очередь следует назвать:

  • объективность, отражающую как адекватную реалиям потребность в осуществлении этих мер, так и возможности соответствующих субъектов по их исполнению;
  • комплектность, предполагающую обязательное объединение усилий различных субъектов обще профилактической деятельности;
  • актуальность, обеспечивающую планирование и исполнение мер, в наибольшей степени отвечающих как криминологической ситуации, так и интересам населения;
  • оптимальность (эффективность), способствующую при наименьших кадровых, финансовых, материальных затратах достижению наибольших результатов;
  • приоритетность, обеспечивающую выбор из множества задач главной и определяющей – примат общегосударственных интересов над ведомственными.

Особого внимания в современных условиях заслуживает требование обеспечения законности при осуществлении мер общей профилактики преступлений, поскольку речь идет о правовой основе этой деятельности.

Первостепенное значение в данном смысле имеет Конституция Российской Федерации. Во многих ее формах заключен юридический потенциал, обеспечивающий надлежащую регламентацию всей предупредительной деятельности, включая общую профилактику. Важную роль играют так же принятые Россией международные правовые акты. В рассматриваемом аспекте следует прежде всего назвать Всеобщую декларацию прав человека, Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка, Декларацию основных принципов правосудия для жертв преступления и злоупотреблений властью, Руководящие принципы в области предупреждения преступности и уголовного правосудия.

Основополагающий характер носят законы, а так же другие нормативные акты, направленные непосредственно на борьбу с преступностью (Законы  «О милиции», «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации», «Об оружии», Указы Президента Российской Федерации «О защите прав граждан, охране правопорядка и усилении борьбы с преступностью», «О борьбе с коррупцией в системе государственной службы» и др.).

Особенность общей профилактики состоит  широкой адресности  и одновременно неперсонифицированности профилактических мероприятий.

Общая профилактика тесно смыкается с обще социальным предупреждением, поскольку причины преступлений коренятся во всей системе общественных отношений. Вместе с тем ОВД имеют достаточно ограниченные возможности воздействия на весь причинный комплекс преступности. Поэтому в практической деятельности ОВД преобладают меры по устранению причин и условий, способствующие совершению конкретных преступлений.

Основные направления общепрофилактической деятельности ОВД включает в себя: информирование властных структур о выявленных причинах и условиях преступлений и возможных мерах по их ликвидации; участие в разработке и реализации федеральных, региональных и местных программ борьбы с преступностью; изучение и формирование общественного мнения о преступности и профилактической деятельности ОВД; проведение криминологической экспертизы правовых и социально-экономических проектов и решений; правовое воспитание, оказание консультационной помощи населению по вопросам защиты от преступных посягательств и др.

Стоит отметить, что для   предупреждения  любых  преступлений   против собственности большое значение имеет проведение силами милиции и общественности рейдов, специальных профилак­тических операций по выявлению бродяг и других лиц, не имеющих постоянного места жительства, злоупотребляющих спиртными напитками, наркоманов, а также мест сбыта краденого, появления преступников-гастролеров. С учетом высокого уровня рецидива краж все лица, ранее судимые за эти преступления,   должны находиться под наблюдением оперативных служб милиции.

Должны широко использоваться средства и методы виктимологической профилактики. Путем издания и распро­странения брошюр, памяток, буклетов население информи­руется о возможных посягательствах на жилища, дачи, садовые домики, автомототранспорт, об уловках и ухищрениях, применяемых ворами, мошенниками и другими преступ­никами, о технических и иных способах охраны имущества.

По этим же вопросам проводятся беседы участковых инспекторов и других сотрудников милиции с гражданами, инструктируются кассиры, сторожа, работники гостиниц, домов отдыха, пансионатов, строительных организаций, торговых и других предприятий. В последнее время широкое распространение (желательно, если бы это имело устойчивое продолжение) получили регулярные «круглые столы» проводимые заинтересованными службами ОВД с представителями частных охранных структур устраиваемые с целью координации и упорядоченности совместных действий.

     Выявление и анализ детерминантов преступности, ее видов и групп преступлений являются логически и практически исходными моментами общей профилактики преступлений. Невозможно сколько-нибудь эффективно воздействовать на преступность, не зная причин, ее порождающих, и тех объективных и субъективных условий, которые помогают развертыванию действия причин.

Общепрофилактическая деятельность органов внутренних дел по защите общественной и личной собственности достаточ­но многообразна и многопланова. Сущность этой деятельности состоит в создании условий, объективно препятствующих со­вершению преступления на определенной территории или объ­екте. В распоряжении органов внутренних дел для этого име­ются организационные, технические, информационные и дру­гие меры, которые наиболее активно реализуются в повседнев­ной деятельности подразделении милиции общественной безо­пасности.

Милиция общественной безопасности реализует общепрофи­лактические функции на основе анализа криминальной ситуа­ции и состояния преступности на улицах, в общественных ме­стах и жилых микрорайонах. Весьма актуальной задачей для общепрофилактической дея­тельности милиции общественной безопасности является вос­становление и развитие сети общественных формирований пра­воохранительной направленности, налаживание и укрепление деловых связен милиции с населением, общественным активом, организация и проведение выступлений работников милиции (прежде всего участковых инспекторов) перед жителями и в трудовых коллективах но вопросам борьбы с преступностью и обеспечения общественного порядка.

Говоря о предупреждение краж и случаев неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством, как преступлений против собственности в целом необходимо сказать, что основная роль в данном случае принадлежит системе мероприятий общегосударственного уровня по стабилизации экономики, росту производства, достижению баланса экономической эффективности. Без этого практически все профилактические меры организационно-хозяйственного, управленческого, технического и организационно-правового характера едва ли смогут кардинально улучшить ситуацию.

Однако было бы неправильным полагаться исключительно на саморегулирующие способности экономики: в последние годы некоторыми учеными-экономистами высказывались взгляды, сущность которых заключалась в придании экономике гипертрофированных возможностей самодостаточной регуляции практически всех возможных дисфункций, в том числе и способности ликвидации «теневых» экономических отношений, включающих и экономическую преступность. Однако как наш собственный опыт, так и практика развитых стран зарубежья показывают, что сама по себе смена форм собственности в криминологическом плане отнюдь не является панацеей.

Для успешной реализации экономических мер профилактики необходимым становится, прежде всего, осознание важности борьбы с данными видами преступлений, научного выявления степени и форм обратного воздействия преступности на социальную и экономическую сферы, обеспечивающего растущий уровень ее воспроизводства.

Антикриминогенным потенциалом обладают мероприятия общесоциального уровня по снижению темпов процесса прогрессирующей имущественной дифференциации населения.

Важную роль в усилении профилактики краж и случаев неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством должна играть система криминологической экспертизы, основой которой могут стать комиссии, объединения, ассоциации независимых экспертов из числа специалистов-криминологов, юристов, экономистов, социологов, ученых других специальностей и специалистов-практиков, осуществляющих постоянный экспертный мониторинг социальной эффективности действующего законодательства, различных программ экономического и социального характера, а также оценивающих и прогнозирующих возможные последствия законопроектов с точки зрения их криминогенности (или антикриминогенности).

К комплексу организационно-технических мер профилактики относятся мероприятия, обеспечивающие охрану, учет, определение количественных и качественных показателей состояния имущества, движения денежных средств, усовершенствования системы регистрации автотранспорта и т.д. Конкретной реализацией этих мероприятий является внедрение современных компьютеризированных систем охраны складских, торговых и конторских помещений, квартир граждан, внедрение технических устройств, обеспечивающих охрану транспорта, внедрение единой всероссийской системы учета угнанных транспортных средств, установкой на транспортные средства противоугонных устройств и т.д.

В качестве важного мероприятия профилактического характера можно назвать создание единой компьютерной системы учета информации о лицах, когда-либо привлекавшихся к уголовной ответственности за подобные деяния.

            Личность преступников, совершающих посягательства на собственность, характеризуется большим разбросом уголовно-правовых, социально-демографических, нравственно-психологических и иных признаков (их сочетание). Это могут быть злостные преступники: многократные судимые рецидивисты, профессиональные воры, организаторы, участники устойчивых преступных формирований.

Также ОВД осуществляют в целях предупреждения краж следующие мероприятия:

а) подготавливает, координирует проведение специальных мероприятий по пресечению хищений;

б) проведение оперативных мероприятий по пресечению и раскрытию хищений, совершенных организованными преступными группами, а также носящих межрегиональный и межгосударственный характер;

г) разрабатывает предложения в соответствующие органы исполнительной власти по реализации комплексных мер по предупреждению преступных посягательств собственность, устранению объективных причин, способствующих их совершению;

д) организует взаимодействие со средствами массовой информации по предупреждению преступных посягательств.

С целью предупреждения преступлений против собственности в полном объеме используются средства и методы виктимологической профилактики. Издавая и распространяя брошюры, памятки, буклеты с информацией населению о возможных посягательствах на транспорт, о способах, уловках применяемых ворами, о технических и иных вариантов охраны имущества.

§ 2.  Индивидуальная профилактика

Индивидуальная профилактика—это прежде всего воздей­ствие на тех лиц, от которых можно ожидать преступного по­ведения. Этот вид профилактики рассчитан на конкретную ра­боту с конкретным человеком и его ближайшим окружением.

Когда речь идет о лицах как объектах профилактики име­ются в виду индивиды, поведение и образ жизни которых сви­детельствуют о реальной возможности совершения ими пре­ступлении. В данном случае взгляды личности, равно как и мо­тивы, порождающие ее поступки, т. е. усвоенная этой личностью система ценностных ориентации, могут стать основанием для оказания на нее профилактического воздействия лишь постоль­ку, поскольку эти взгляды, мотивы и т. д. проявились в пове­дении личности, в том числе и антиобщественном.

Исходя из описанного ранее механизма преступного пове­дения, индивидуальная профилактика должна быть направлена на личность, на ее отрицательные черты, а также на, среду, формирующую эту личность, условия, обстоятельства, ситуации, способствующие или облегчающие совершение уголовно нака­зуемых деянии (криминогенные факторы).

Таким образом, индивидуальная профилактика преступле­ний — это деятельность государственных и негосударственных органов, организаций и их представителей по выявлению лиц, от которых можно ожидать совершения преступления, оказа­нию воздействия на них и окружающую их среду с целью по­зитивной коррекции поведения этих лиц, ликвидации либо ней­трализации криминогенных факторов, действующих в данной среде.

В деятельности органов внутренних дел индивидуальная профилактика приобретает особую значимость в настоящее вре­мя. В связи с известными процессами в обществе, изменением уголовной политики резко увеличивается количество лиц, осуж­даемых к мерам наказания, не связанным с лишением свобо­ды, а также освобождаемых от уголовной ответственности с применением мер административного воздействия.

В то же время нормативные предписания ориентируют орга­ны внутренних дел на более целенаправленный профессиональ­ный подход к индивидуальной профилактике. Так, в соответ­ствии с Наставлением о деятельности служб и подразделений органов внутренних дел по предупреждению преступлений про­филактика в отношении конкретных лиц и их окружения долж­на носить более конкретный «милицейский» характер. Это зна­чит, что объектами такой профилактики должны быть лица и социальная микросреда с наиболее выраженными кримино­генными свойствами. Содержанием же индивидуально-профи­лактической деятельности органов внутренних дел являются не абстрактно «первоочередные» в прошлом меры ранней про­филактики, а активное непосредственное воздействие на ука­занные объекты с использованием всех прав и возможностей, предоставленных законом.

В этой связи необходимо помнить, что отбор лиц, требующих профилактического воздействия, при отсутствии конкретных оснований может повлечь за собой произвольные решения, а тем самым—ущемление прав и законных интересов граждан. При­менительно к индивидуальной профилактической работе орга­нов внутренних дел такие основания—это прежде всего факты противоправного поведения. Именно они дают право постанов­ки лица на профилактический учет. А поскольку постановка лица на профилактический учет органов внутренних дел (на­пример, при установлении административного надзора) влечет за собой определенное ущемление прав и свобод граждан, то категории лиц и виды их антиобщественного поведения специ­ально указываются в законодательных и нормативных актах, чем определяются и пределы индивидуальной профилактиче­ской работы органов внутренних дел.

В отношении лиц меры индивидуальной профилактики вы­полняют роль социального инструмента, призванного нейтра­лизовать или устранить внутренние негативные черты личности и ее поведения. Когда же речь идет о профилактическом воз­действии на конкретную социальную среду, то подразумевают нейтрализацию либо устранение внешних негативных элемен­тов материального и духовного порядка, которые деформируют личность в социальном плане. Сюда входят неблагоприятные материальные и бытовые условия жизни индивида, нравственно неблагополучная микросреда, отрицательные межличностные отношения и др.

К предмету рассматриваемой профилактики следует отнести:

— антиобщественное поведение и образ жизни лица, совер­шение преступлений которым достаточно вероятно;

— социальные элементы структуры этой личности, отра­жающие и одновременно определяющие искаженное ее содер­жание (антиобщественную направленность);

— социально значимые психофизические особенности (в меру их подверженности исправлению, изменению, лечению)

— условия неблагоприятного формирования личности и кри­миногенного влияния на нее в семье, ином бытовом окружении, в сферах труда, учебы, досуга, в иных микросоциальных груп­пах, в первую очередь антиобщественного содержания, а также неблагополучные условия индивидуального бытия;

Целью индивидуальной профилактики является позитивная коррекция личности, влекущая изменение ее поведения от антиобщественного к законопослушному.

Достижение этой цели требует решения ряда конкретных задач. Применительно к деятельности органов внутренних дел к ним относятся:

а) выявление лиц, чье поведение свидетельствует о реаль­ной возможности совершения преступлений;

б) изучение этих лиц и источников отрицательного воздей­ствия на них;

в) прогнозирование индивидуального поведения;

г)    постановка на учет в органах внутренних дел;

д)   планирование, мер индивидуальной профилактики;

е)    непосредственное профилактическое воздействие;

ж) контроль за поведением и образом жизни этих лиц;

з) систематическая проверка результатов проведенных про­филактических мероприятий.

В целях обеспечения эффективности индивидуальной профи­лактической работы важно соблюдать следующие основные тре­бования.

1.Своевременность. Несвоевременное выявление и принятие профилактических мер к правонарушителям и их окружению приводит к их сильной нравственной запущенности, а порой и деградации, укоренению привычки к антиобщественному пове­дению, глубокому втягиванию, в отрицательную среду. Все это резко снижает эффективность применения профилактических мер и увеличивает вероятность совершения лицом преступления. (Исследования показывают, что 2/3 семей, которые были явно неблагополучными и из которых вышли несовершеннолетние правонарушители, до момента совершения преступления оста­вались вне поля зрения правоохранительных органов.)

2.Соответствие применяемых мер состоянию объекта профи­лактического воздействия. Чем выше криминогенная пораженность объекта профилактического воздействия, тем интенсивнее должны быть принимаемые к нему меры. Криминогенная пораженность проявляется как в поведении лица, на которое на­правлено индивидуально-профилактическое воздействие, так и в степени влияния на него криминальной среды.

Наибольший процент повторных краж чужого имущества со­вершается теми лицами, которые за предыдущее хищение отбыли краткие сроки лишения свободы — до 1 года (56%) или до 2 лет (32%). Но эффективность фактически отбытого срока наказания в значительной мере находится в зависимости от количества судимо­стей к лишению свободы: чем больше судимостей, тем менее эф­фективны сроки наказания. Анализ показывает, что у рецидивистов, приговариваемых к лишению свободы за кражи чужого имущества, совершаемые второй, третий и более раз, вырабатывается иммуни­тет к криминальной деятельности вообще, к самому факту наказа­ния и адаптация к условиям его отбывания. В частности, усиливает­ся иммунитет к воровству. У таких воров-рецидивистов вырабаты­ваются устойчивые и ярко выраженные склонности к различного вида хищениям чужого имущества. Они, эти воры, опасны не только тем, что более, чем другие, способны совершить очередное хище­ние, но и тем, что в силу невосприимчивости к наказанию сколачи­вают преступные группировки, вовлекая в воровство других людей. Видимо, с такими группировками надо бороться еще до того, как они будут созданы. У преступных групп, создаваемых рецидивистами для совершения краж чужого имущества, существует твердая уста­новка в виде упорного стремления к воровству. Отсюда и особенно­сти соответствующего преступного поведения.

Данные исследования свидетельствуют о нарастании интен­сивности краж, сопряженных с более тяжкими деяниями. Это, без­условно, связано с интенсивностью самих краж.

  1. Последовательность. Индивидуальное профилактическое воздействие должно быть последовательным (или ступенчатым). Острота и интенсивность воздействия должны или последова­тельно нарастать (если недостаточно применяемых мер), или убывать (если есть позитивные изменения). Как правило, при индивидуальной профилактической работе вначале используют­ся такие меры, как профилактические беседы, оказание помощи в бытовом и трудовом устройстве, организация досуга, нейтрализация влияния отрицательной микросреды. Если это не помо­гает, то используют влияние трудового коллектива, родственни­ков, других лиц, чаще посещают лицо по месту жительства, учебы, работы, организуют встречи с руководством ГРОВД, обсуждение поведения несовершеннолетнего на комиссии по делам несовершеннолетних, представляют материалы для огра­ничения дееспособности, направляют на лечение в наркологи­ческие кабинеты. В случае же совершения правонарушений при­меняют в соответствии с законом меры принуждения.
  2. Комплексность. Деятельность субъектов профилактики должна быть скоординированной, а меры—взаимодополнять, не дублируя, друг друга. Например, роль координатора в дея­тельности субъектов профилактики преступлений несовершенно­летних призваны играть комиссии но делам несовершеннолетних, и это их главная роль, а вести учет несовершеннолетних право­нарушителей им нет необходимости, поскольку этим должны заниматься органы внутренних дел.
  3. Реальность: соответствие профилактических мер объектив­ным возможностям их реализации. Так, в настоящее время до­статочно сложно реализовать такие меры, как трудовое и бы­товое устройство лиц, освобожденных из мест лишения свободы ввиду развала старой административной системы, способной решать эти проблемы, а также отсутствия необходимых стиму­лов у руководителей предприятий брать на работу ранее суди­мых. В этих условиях вопросы трудоустройства в некоторых регионах решаются путем экономического стимулирования та­ких предприятий (например, снижают процент отчисления от прибыли предприятия в местный бюджет).
  4. Законность. Индивидуальная профилактика связана с ограничением прав, например, при установлении администра­тивного надзора, поэтому важно иметь правообеспеченность ее, т. е. законодательно должно быть регламентировано, какие лица и за что могут быть взяты на профилактический учет и какие меры принуждения могут быть к ним применены.

Задачи индивидуальной профилактики преступлений реша­ются органами внутренних дел различными мерами, содержа­ние которых имеет свои особенности.

Индивидуальная профилактика начинается с выявления лиц, могущих быть объектами профилактического воздействия. Обеспечение полного выявления этих лиц требует системати­ческого и своевременного поступления информации из всех воз­можных источников. К основным таким источникам могут быть отнесены следующие:

— оперативно-профилактические учеты;

— книги и журналы учета происшествий, задержанных и доставленных в дежурные части;

— уголовные дела, материалы об отказе в возбуждении уголовного дела или о его прекращении;

— материалы об административных или других правонару­шениях;

— приговоры суда;

— сообщения, извещения, другие материалы, поступающие из ИТУ, специальных учебно-воспитательных учреждений, дру­гих служб и подразделений органов внутренних дел, суда, про­куратуры;

— заявления и письма граждан;

— сообщения государственных, негосударственных органов и организаций;

— сообщения в печати, по радио, телевидению и т. д.

Кроме того, необходимую информацию можно получить при сверке данных учетов различных служб органов внутренних дел, при оперативном наблюдении за местами возможного появле­ния и концентрации антиобщественного элемента, при проведе­нии профилактической отработки административных участков, различных рейдов, операции и т.д.

В процессе изучения личности осуществляется индивидуаль­ное прогнозирование преступного поведения. Индивидуальное прогнозирование — задача большой сложности, и решена она может быть на основании оценки всей совокупности внутренних и внешних факторов. Индивидуальный прогноз может быть только вероятным: это прогнозирование лишь возможного преступного поведения. Чем точнее и полнее прогностическая информация о лице, тем эффективнее меры профилактики пре­ступления. Возможность предсказать поведение человека зави­сит от того, насколько мы знаем определяющие его факторы, а также «программу», по которой оно развертывается вовне. Трудности, возникающие при этом, связаны с тем, что нет еще точных методов измерения всех внешних и внутренних факто­ров, влияющих на преступное поведение.

Задача состоит в том, чтобы на основе эмпирически сложившейся системы признаков, используемых в прогнозе, раз­работать научно обоснованные программы его осуществления. Информация о прошлом и настоящем личности, ее действиях, социальных связях и ближайшем окружении является основой для прогноза будущего поведения. Причем необходимо учиты­вать динамику этих характеристик. Факторы, могущие поло­жительно повлиять на человека в будущем, должны быть под­держаны, а возможно, и активизированы; факторы, могущие оказать отрицательное влияние на человека, станут объектом предупредительного воздействия, т. е. индивидуальная профи­лактика должна быть направлена на то, чтобы прогноз, ука­зывающий на возможное совершение преступления данным лицом, не оправдался.

Прогнозирование преступного поведения и индивидуальная профилактика — во многом единый процесс. Индивидуальная профилактика преступлений сама по себе предполагает постоянное, всестороннее и глубокое изучение личности, ее поведе­ния, связей и намерений. Полученные в результате этого све­дения и осуществляемый по ним прогноз влияют на коррекцию плана индивидуальной профилактической работы.

Планирование призвано упорядочить сложный и многогран­ный процесс индивидуально-профилактического воздействия, сделать его целеустремленным, определить наиболее рацио­нальные пути индивидуально-профилактической работы с дан­ными лицами, выбрать такие тактические методы и приемы, которые обеспечили бы эффективное достижение целей инди­видуальной профилактики в сложившейся конкретной ситуации.

Применение методов индивидуальной профилактики пред­полагает достаточно длительное и систематическое воздействие. Но при этом должен комплексно применяться весь арсенал ме­тодов, все силы и средства воздействия на личность, соответ­ствующие демократическим принципам отношения к личности.

При этом можно выделить следующие методы индивидуаль­но-профилактического воздействия: убеждение, помощь, при­нуждение.

Убеждение как метод профилактики—это комплекс вос­питательных, разъяснительных мероприятий, осуществляемых в целях изменения антиобщественной направленности профилактируемых и закрепления положительной социальной ориентации. Убеждение как метод профилактики применяется в пе­риод нахождения лиц на профилактическом учете для преодо­ления или нейтрализации основных антиобщественных ориен­тации, могущих привести к совершению преступлений.

Перевоспитание же субъектов, предполагающее сформированность убеждений, взглядов, т. е. когда он не из страха, а по убеждению не нарушает законов и норм морали, достигается в процессе дальнейшего воспитания граждан всеми методами, имеющимися в распоряжении общества.

Основными формами реализации метода убеждения явля­ются индивидуальные и коллективные беседы, обсуждение по­ведения лица, установление над ним индивидуального и кол­лективного шефства, совместное участие (воспитателя и воспитуемого) в общественно полезной деятельности и т. д.

Основной организационно-тактической формой применения различных приемов воспитательного воздействия на профилактируемых лиц является беседа.

Наряду с беседой к числу основных организационно-такти­ческих форм непосредственного воспитательного воздействия на профилактируемых относятся вовлечение их в интересные соци­ально полезные занятия трудового, общественного, спортивно­го, самодеятельного и иного характера, используя при этом воз­можности благотворительных фондов, помощь спонсоров и т. и.

Специфической формой воспитательного воздействия явля­ется шефство представителей общественности (для несовершен­нолетних — закрепление общественных воспитателей).

Важно правильно использовать положительную помощь тех лиц, которые могут положительно влиять на профилактируе­мого в неформальном окружении и нейтрализовать или устра­нить отрицательное влияние.

Меры помощи, как правило, являются одними из самых эффективных в профилактической деятельности органов внут­ренних дел. Они касаются трудового устройства, улучшения бытовых условий, поступления на учебу, организации досуга, установления социально полезных контактов, планирования денежных расходов, выбора жизненных целей и т. д.

Наибольшую значимость для профилактической деятельно­сти представляют первые два вида оказания помощи, особенно для лиц, освобожденных после отбытия наказания. Регламен­тация этой работы осуществляется в специальных нормативных актах МВД. Однако на сегодняшний день применение этих мер является самым проблематичным вопросом для органов внут­ренних дел, так как порой своевременность и эффективность применяемых мер помощи не обеспечиваются объективными возможностями органов внутренних дел. Вместе с тем необхо­димо использовать возможности церкви, меценатов, различных фондов, службы социальной защиты населения, центров соци­альной реабилитации и других подобных структур для оказа­ния помощи профилактируемым.

Меры помощи реализуются также путем оказания воздей­ствия на окружающую профилактируемого микросреду. Отри­цательные источники могут быть во всех сферах микросреды: в семье, в школе, трудовом коллективе, в ближайшем окру­жении.

Для исключения отрицательного влияния:

а) с носителями такого влияния проводится индивидуально-профилактическая работа (беседы, предупреждение, принуждение);

б) профилактируемый изолируется от носителей (переводит­ся в другой класс, школу, трудовой коллектив, организуется досуг, носители привлекаются к ответственности за правона­рушения, направляются на лечение от алкоголизма, нарко­мании);

в) отрицательное влияние нейтрализуется более сильным воздействием, развенчанием носителя вредного, разлагающего влияния и т. д.

Особую специфику имеет и работа по прекращению отри­цательного влияния со стороны антиобщественных групп. Здесь наряду с профилактическими применяются и оперативно-ро­зыскные меры.

Метод принуждения является одним из основных в индивидуально-профилактической деятельности органов внут­ренних дел. Основанный на законе, этот метод дает возмож­ность своевременно предотвратить противоправную преступную деятельность лиц, находящихся под профилактическим контро­лем органов внутренних дел; защитить граждан от их противо­правных посягательств. Ранее этому методу уделялось недоста­точно внимания, поскольку декларировалась обязанность орга­нов внутренних дел в основном использовать методы убежде­ния и помощи. Однако при этом профилактическая функция вы­ходила за пределы функциональных обязанностей органов внутренних дел, подменяя и дублируя профилактическую рабо­ту других субъектов профилактики. Кроме того, органы внут­ренних дел не обладали необходимыми правами и возможно­стями для реализации в полной мере убеждения, а особенно помощи.

Метод принуждения реализуется в индивидуальной профи­лактике путем применения различных по своей юридической природе, содержанию и направленности мер воздействия. Однако они, как правило, должны регламентироваться соответ­ствующими правовыми нормами различных отраслей права, на­пример, гражданско-правовые, семейно-правовые, администра­тивно-правовые, процессуальные меры. В частности, к основным таким мерам, имеющим профилактическое значение и наиболее часто применяемым органами внутренних дел, относятся сле­дующие:

— административный арест и административное задержа­ние для предотвращения антиобщественного поведения лица и защиты граждан, членов семьи от противоправных посяга­тельств;

— административный надзор, преследующий цель осуще­ствлять жесткий профилактический контроль за лицами, осво­бодившимися из мест лишения свободы и не вставшими на путь исправления;

— штраф—это мера, реализующая материальную ответ­ственность лица за свои антиобщественные проступки и при­званная предупредить более серьезные правонарушения;

— принудительное направление лиц без определенного ме­ста жительства, ведущих бродяжнический образ жизни, в цент­ры социальной реабилитации;

— принудительное лечение пьяниц и наркоманов, которое наряду с медицинскими целями преследует цель уберечь лицо от дальнейшей деградации, от совершения преступления на почве этих пагубных пристрастий и защитить семью и окру­жающих граждан от его пагубного влияния и хулиганских по­сягательств;

— наложение и ужесточение ограничений в отношении ра­нее судимых позволяет установить барьеры на пути противо­правной деятельности, способствует социализации личности. Возложение на лицо обязанности прибывать периодически в орган внутренних дел для регистрации и другие подобные меры дают возможность более четко контролировать его поведение и показать ему бесперспективность дальнейшего антиобщест­венного поведения.

Анализ индивидуальной профилактики позволяет сделать вывод о больших возможностях индивидуальной профилактики. Поэтому необходим поиск новых форм, тактических приемов реализации мер индивидуально-профилактического воздей­ствия.

Заключение

Итак, под хищением понимается совершенное с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества. Поскольку кражи, это преступления против собственности, они органически связаны с социально-экономической системой (формацией), ее отношениями и испытывают на себе давление тех свойств, которые присущи конкретному типу социально-экономических отношений. Специфика детерминации краж в условиях рыночной экономики заключается, прежде всего, в их жесткой взаимной обусловленности. На характер таких связей оказывают непосредственное влияние многочисленные и разнообразные сферы государственной и общественной жизни, их состояние, развитие, направленность, содержание, степень воздействия на общество и т.п.

Борьба с преступностью представляет собой органическое единство трех направлений: 1) общей организации борьбы, 2) предупреждения преступности, 3) правоохранительной деятельности. Что представляет собой термин «предупреждения преступности»? «Предупреждение преступности» – это принятый в криминологии термин, означающий целенаправленное воздействие на причины и условия преступности. В работе «Теоретические основы предупреждения преступности», говориться, что «предупреждение преступности – многоуровневая система государственных и общественных мер, направленных на устранение, ослабление или нейтрализацию причин и условий преступности». Это определение стало традиционным, оно же воспроизведено в «Курсе советской криминологии», на него опираются при проведении исследований многие криминологи.

Этот термин, разумеется, не является бесспорным. Его критики пишут о том, что нельзя предупредить то, что уже имеется, включая преступность. С этой точки зрения термин безусловно уязвим, но он вошел в научный оборот и вряд ли имеет смысл революционно ломать устоявшийся понятийный аппарат. Наряду с этим термином часто употребляют другой – «профилактика». Одними авторами эти два понятия трактуются как синонимы, другие видят в них различия (В. С. Лекарь, Г. А. Аванесов и др.). Практически все чаще о профилактике говорят применительно к пресечению конкретных преступлений, когда речь идет о своевременном обнаружении фактов замышления преступлений, приготовления к их совершению и реагировании на эти факты.

В таком виде профилактика служит как бы мостиком между предупреждением преступности в указанном выше классическом смысле и правоохранительной деятельностью.

Предупреждение преступности буквально означает предохранение людей, общества, государства от преступлений. Исторические корни данного вида социальной практики уходят далеко в глубь веков: с появлением первых уголовно-правовых запретов и преступлений, как деяний, совершаемых вопреки им, стали действовать меры не только карательного, но и предупредительного противодействия.

В настоящее время предупреждение преступности представляет собой сложный комплекс разнообразных мер упреждающего воздействия.

Противостояние преступности, выполнение мероприятий направленных на профилактику и предупреждение краж, задача не только государства, но и всего общества. С одной стороны государство реализуя общесоциальный и специальный комплексы мер по предупреждению преступности, обязано обеспечить нормальные условия для жизнедеятельности граждан, снизить социально-экономические противоречия в обществе, обеспечить их полноценную защиту от преступных посягательств, с другой сами граждане обязаны более ответственно относится к собственному имуществу. Российские граждане порой неосмотрительно, а порой и безосновательно перекладывают заботу о своем имуществе на других лиц. Порой им кажется, что исключительно милиция должна заниматься охраной и защитой принадлежащего им имущества.

В итоге, считаем, можно сказать, что все цели, поставленные автором перед написанием данной работы были выполнены понятие хищения дано, личностный аспект исследован, методы борьбы и профилактики освящены. Разумеется, данную тему можно ещё доработать: ведь с каждым днём, как это не печально, совершается всё больше и больше хищений.

Рубрика Криминология and tagged , , , , . Bookmark the permalink. Follow any comments here with the RSS feed for this post. Post a comment or leave a trackback.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Your email address will never be published.