Зарождение и развитие социологии

razvitie-sociologii2Социология – интересная и практически полезная наука. Она позволяет узнать, что происходит с обществом и людьми, по каким векторам и в каких параметрах осуществляются социальные изменения, к каким итогам ведут разнообразные трансформации социальной жизни. Без знания выводов и рекомендаций социологов ныне не могут обойтись государственные и общественные деятели, политики и бизнесмены, журналисты и маркетологи, работники социальных и психологических служб, учреждений культуры и образования – все, кто по роду своей профессиональной деятельности или призванию имеет дело с людьми и социальными группами, кто так или иначе воздействует на общественные отношения. Эти воздействия дают желательный результат только тогда, когда они реализуются на основе учета объективных тенденций социальной жизни, обнаруживаемых и изучаемых социологией.

Социология как особая наука об обществе возникла в ХIХ столетии. Но в более древние времена люди так или иначе понимали логику развития общества, свои роли и положение в нем, строили свое общественное поведение в зависимости от своих представлений об обществе, своих жизненных силах. Социологическая наука в XIX в. сформировалась не на пустом месте, а на базе многообразных учений об обществе и в процессе критической переработки, обобщения разнообразных взглядов. Поэтому для социологии вопрос об ее собственной истории – не побочная, а содержательная проблема, анализ которой должно предшествовать выяснению ее современного научного статуса. Без знаний досоциологических представлений об обществе невозможно понять суть социологического понимания общества, логику становления социологии, специфику ее объекта и предмета.

Отметим еще одно важное обстоятельство. Социологические исследования процессов социализации наших современников свидетельствуют о том, что каждый человек в ходе своего социального созревания руководствуется не одним, а многими, зачастую противоречащими друг другу представлениями об обществе. Каждый из нас в течение своей короткой жизни в сжатом виде проходит, по сути дела, тот путь, который прошло все человечество, избавляясь от одних взглядов на общественную жизнь и обогащаясь другими. Очевидно и то, что кое-кто из современников обычно останавливается на уровне осмысления общества, свойственного древним людям, большинство ушло дальше, но далеко не все овладели современным социологическим мышлением.

Зарождение социологии

Известно, что первобытная стадия развития человечества была самой длительной, но остается изученной менее других. Ее начало связывают с зарождением социальных отношений внутри и между стадами протолюдей, происшедшим более восьми тысяч лет тому назад. На основе исторически первичных социальных связей сформировались общины – узколокальные, замкнутые, автономные друг от друга социальные образования. Они характеризовались:

  • общей для всех членов общины собственностью на средства производства (землю, хозяйственный инвентарь, скот, жилище);
  • коллективным трудом с естественным его разделением между взрослыми и детьми, мужчинами и женщинами;
  • властью глав родов, вождей и жрецов, точнее, их способностью навязать свою волю сородичам;
  • совместным распределением и потреблением произведенной продукции при постепенном усилении регулирующей роли патриархов и вождей;
  • коллективностью как нормой поведения членов общины и их основной духовной ценностью.

Первобытное устройство прошло несколько качественно отличных состояний. Принято различать родовую, племенную и сельскую (поселенческую) общины, исторически последовательно сменявших друг друга. Все выше названные сущностные характеристики в наиболее выраженном виде присущи родовой общине. Последующим типам общин, особенно поселенческой (сельской), эти характеристики свойственны с определенными оговорками, отражающими процесс их размывания и дополнения новыми признаками. Поскольку родовая община занимала основную часть первобытной фазы, постольку именно она оказала наибольшее воздействие на первобытных людей, на формирование и развитие сознания первых сотен поколений человечества.

Человек и общество в Древней Греции, их жизненные силы, взаимозависимость с природой, непознанным в мире, могучем космосе становятся впервые в европейской социокультурной традиции объектом систематического осмысления, целостного социально-философского, религиозно-нравственного анализа. Происходит первый этап дифференциации европейского социокультурного познания мира, понимания взаимосвязи общественного и природного, общественного и личностно-индивидуального.

В период разложения первобытного строя и становления рабовладения в Европе социальное мышление, с одной стороны, резко меняется, отражая происходящие общественные трансформации, а с другой, стимулирует эти трансформации. Этот вывод подтверждается учениями большинства известных нам древнегреческих мыслителей.

Ксенофан Колофонский (VI-V вв. до н.э.) – один из первых материалистов и атеистов, критиковавший религиозность, мифологичность и антропоморфичность своих предшественников. Боги, считал он, есть лишь в головах людей, их нет в действительности. Главным доказательством того, что боги – выдумка людей, является их человекоподобие. Если бы быки верили в богов, полагал Ксенофан, то их боги были бы быкоподобны.

Отвергая реальность богов, он выдвинул тезис, согласно которому общество (Ксенофан имел ввиду современное ему социальное устройство, сменившее первобытный коммунизм) нельзя понимать как божественное установление, а процессы, в нем происходящие, как детерминированные. Общество образуется, по его мнению, случайными взаимосвязями людей, в нем нет и не может быть ничего закономерного.

Аристотель (384-322 гг. до н.э.) известен не только как всемирно значимый философ, но и как основоположник ряда наук – логики, этики, других отраслей знания.

Будучи учеником Платона, он (в своих трактатах «Политика», «Никомахова этика» и др.) развил традицию понимания общества как государства. По его мнению, «государство – продукт естественного возникновения… Государство принадлежит тому, что существует по природе, человек по природе своей есть существо политическое, а тот, кто… живет вне государства, – либо недоразвитое в нравственном смысле существо, либо сверхчеловек; его и Гомер поносит, говоря ‘без роду, без имени, вне законов, без очага'; такой человек по природе своей только и жаждет войны».

Поставленный Сократом вопрос о соотношении общества и индивида Аристотель решает в духе Платона – однозначно отдает приоритет обществу-государству. Для него очевидно, что «государство существует по природе и по природе предшествует каждому человеку; поскольку последний, оказавшись в изолированном состоянии, не является существом самодовлеющим, то его отношение к государству такое же, как отношение любой части к своему целому».

Углубляя идеи учителя, Аристотель внес в них существенные дополнения и коррективы. Сущность общественной жизни он усматривал не только в государственном ее оформлении, сколько во властных отношениях общества-государства. Наличие власти и деление людей на тех, кто властвует и кто подчиняется, Аристотель считает естественным законом природы и общества. Отношения господства-подчинения детерминированы природой и государства, и человека как политического существа. Эти отношения извечны и полезны как государству, так и отдельному человеку. На этом основании Аристотель оценивает рабовладение как благо и проявление справедливости.

Тем не менее он ратовал за улучшение общества, в котором жил. Оно нуждалось, по Аристотелю, в политическом и этическом совершенствовании. Аристотеля весьма тревожил факт учащения конфликтов (по его терминологии «распрей») между гражданами городов-полисов. Основную их причину он видел в наличии таких форм правления, которые давали возможность своекорыстного использования власти, нарушения справедливости в распределении имущества и почестей. Дальнейший рост тщеславия, стремления к богатству и почестям знатных людей вызывает недовольство простых граждан, их недоброжелательство и злобу, что угрожает государству гибелью. Поэтому Аристотель призывал к установлению власти, служащей всему народу и обществу. Заметим, что при этом рабы во внимание не принимались, под народом подразумевались только свободные граждане, организованные в государство.

Основным путем совершенствования форм правления общества-государства Аристотель признает добровольное и осознанное воздержание всех граждан, правителей прежде всего, от pleonexia, т.е. от привилегий и преимуществ, даваемых близостью к власти. Этот путь представлялся как вполне реальный, ибо став политическим существом, человек приобрел чувство справедливости, без труда отличает справедливое от несправедливого, может уменьшить свои несправедливые и увеличить свои справедливые деяния. Этот тезис составляет основу аристотелевской идеи этического совершенствования общества.

Не углубляясь далее в этическое учение Аристотеля, сформулируем вывод, нужный для выяснения его вклада в социальную теорию. Аристотель превзошел своих предшественников в том смысле, что не ограничился отождествлением общества и государства, а фактически начал структурировать общественные взаимодействия людей, выделив в них наряду с политическими отношения этического характера. При этом, правда, политика осознается как приоритетная ценность, а этические отношения как производные от политических.

Синтезировав идеи своих предшественников, Аристотель поставил перед своими последователями весьма важный для всего последующего обществознания вопрос о типах общностей людей, или, по его терминологии, о формах дружбы людей. Он четко отличал государство, поселение, племя, род и семью, оценивая государство в качестве основной образующей общество формы, но не исключал возможности появления иных общностей людей.

Эпикур (341-270 гг. до н.э.) и Лукреций (около 99-55 гг. до н.э.) вошли в историю социальной мысли как первые теоретики индивидуализма. Улавливая признаки разложения древнегреческой организации общественной жизни и предвидя усиление общественной борьбы и бедствий, они сконструировали свой идеал общества, получивший наименование «атараксия». Этим греческим словом обозначали состояние невозмутимости, душевного покоя, разумного наслаждения жизнью, удовлетворенности собой и жизнью, достигаемое лишь мудрецами.

Эпикур и Лукреций (а до них Демокрит) призывали своих сограждан стать мудрецами и в этом видели залог усовершенствования общества. Человеком, способным к атараксии, может стать любой, кто:

  • во-первых, разовьет свои познавательные способности и будет верно (т.е. по эпикурейски) осмысливать окружающий мир и свою роль в нем;
  • во вторых, избавится от невежества, страха перед смертью, богами и загробным наказанием;
  • в-третьих, научится уклоняться от страданий и беспокойства, сохранять радостное состояние духа.

Перекликаясь кое в чем с Сократом, идеологи атараксии не приемлют его концепции «Макрос-антропос» и оспаривают идеалистическую сущность его философских построений. Душа, по их мнению, смертна, как и тело человека, ибо она – лишь временное состояние особых атомов и после гибели тела распадается, переставая существовать. Поэтому нет оснований верить ни в загробную жизнь, ни в послесмертное наказание, ни в ад, ни в рай.

Обществоведческие взгляды мыслителей Древней Греции, таким образом:

  • во-первых, опирались на представления об обществе, сформировавшиеся при первобытном строе, так или иначе развивали их;
  • во-вторых, отражали произошедшие к тому времени общественные перемены;
  • в-третьих, облекались в философскую форму, четко не отделялись от философского осмысления природы;
  • в-четвертых, крайне противоречили друг другу по осям материализм – идеализм, атеизм – религиозность, индивидуализм – коллективизм;
  • в-пятых, зачастую имели характер утопий, благих и несбыточных желаний;
  • в-шестых, представляли собой особую и важную ступень на пути становления обществознания вообще, социологии, в том числе.

Эпоха Возрождения, на период которой приходится жизнедеятельность социальных мыслителей, предшествовавших в Европе оформлению социологического знания в науку, особое значение придавала проблеме жизненных сил человека, их естественным и социальным основам. Этим была пронизана вся история свободомыслия той поры, история искусства, развивающегося под его влиянием. Однако эта тенденция в развитии общественного сознания серьезно ограничивалась традиционными для средневековой Европы верованиями.

Идеи древнегреческих мыслителей определили содержание представлений об обществе, существовавших в первые века новой эры и раннее средневековье, по крайней мере в европейской социокультурной традиции. Из дошедших до нас письменных источников времен разложения рабовладения (колоната) и формирования феодализма в Европе однозначно явствует, что никаких принципиально новых обществоведческих концепций тогда не появилось.

Глубокие и интересные обществоведческие идеи высказаны Николло Макиавелли (1469-1527) в книгах «Государь», «Рассуждения о первой декаде Тита Ливия» и «Искусство войны».

Он полагал, что общество возникло, существует и видоизменяется не по воле Бога, а по естественным причинам. В ряду этих причин в качестве основных выделяется интерес людей и их сила. Материальный интерес трактуется как выражение потребностей людей в самосохранении (в пище, жилище, накоплении имущества) и продлении рода. Материальные интересы разных людей не совпадают друг с другом, а у знати и народа эти интересы противоположны.

В таких условиях общественная жизнь становится возможной благодаря силе, под которой понимается не только физическая потенция индивида, но и объединение индивидуальных сил с помощью и в форме государства. Сила людей, по Макиавелли, тем значительнее, чем лучше (сильнее) то государство, в котором они живут. Государство же тем сильнее, чем меньше государь зависит от церкви, чем оно способнее подавлять как народные волнения, так и происки знати, вызванные противоречиями их материальных интересов.

Социальное осмысление жизненных сил человека и общества в Европе на рубеже XVIII-XIX вв. приобрело новый масштаб, широту и глубину. Оно все более становилось рационалистическим, соотносимым с практикой, точным знанием. И вместе с тем для него более значимым было влияние авторского начала, а также традиций разнообразных школ социальной мыли, разнообразие которых становилось обширнее. Оно не могло не повлиять на характер социологизации обществознания того периода.

Первое место в ряду непосредственных предшественников социологии занимает Шарль Луи де Монтескье (1689-1755).  Он начал изучение проблематики так называемого гражданского общества, исследовал типы политических устройств, известные человеческой истории. При этом он вышел за пределы уравнивания государства с обществом, но политические характеристики общества преподносил как основные, заслуживающие наибольшего внимания обществоведов.

В своем труде «О духе законов» Монтескье показал, что, во-первых, за многообразием случайных явлений, обычаев, нравов, привычек, идей кроются глубокие причины, вызванные и самой природой вещей, т.е. объективные законы; во-вторых, все социальные явления можно объединить в типовые группы. Он выделяет три вида законов: гражданские, уголовные и политического строя. Эта близкая к социологической постановка проблемы, однако, в полной мере не была им реализована. Понятия законов он часто смешивает, детерминистские объяснения нередко подменяет философско-морализаторскими.

Монтескье развивает идеи Н. Макиавелли о формах правления, различает монархии, деспотии и республики, разделяя последние на демократические и аристократические в зависимости от того «в руках всего народа или части его» находится верховная власть. Оригинальность и заслуга Монтескье в изучении форм правления заключена, прежде всего, в том, что он установил их зависимость от природно-климатических и географических условий, от размера территории страны, численности ее населения, степени развитости торговли, денежного оборота, а также религии, нравов, обычаев, традиций, господствующего среди населения «чувства», определяющего «принцип правления».

Монтескье не мог проигнорировать модную в его время теорию естественных прав человека. Он критикует Гоббса за идею «войны всех против всех», постулируя в качестве естественных прав людей «стремление добывать себе пищу», «желание жить в обществе», «мир», «просьбу, обращенную одним человеком к другому». По его мнению, «дообщественный человек», т.е. человек сам по себе, представленный изолированно от общества, не может быть враждебен другому человеку. Война – явление не человеческое, а социальное. От общества, а не от естественной природы человека, происходит и неравенство людей. Пока будет общество, будут и войны, и неравенство, и несправедливость. Но все эти пороки можно и нужно смягчить (умерить), что и должно быть целью политического правления, обеспечивающего жизнедеятельность общества путем достижения равновесия социальных сил.

Жан-Жак Руссо (1712-1778) завершил разработку теории общественного договора. Солидаризируясь с Монтескье в критике Гоббса, он высказывает свое понимание сущности общества.

Численный рост, географические перемещения, учащение контактов древних людей, полагал Руссо, усилили естественное антропологическое неравенство, а занятие земледелием привело к появлению частной собственности. «Один только труд, давая земледельцу право на продукты земли, им обработанной, дает ему, следовательно, право и на землю, по меньшей мере, до сбора урожая, – и так из года в год: что, делая обладание непрерывным, легко превращается в собственность». Поэтому неравенство физических и интеллектуальных сил оборачивается неравенством в собственности, а последнее – социальным неравенством, которое проходит три этапа развития установление и узаконение: 1) богатства и бедности; 2) могущества богатых и беззащитности бедных; 3) господства и порабощения. Это ведет к постоянной и усиливающейся борьбе полярных социальных групп, что, в свою очередь, создает нужду в гражданском мире, в котором заинтересованы все, господствующие, прежде всего. Гражданский мир и обеспечивается заключением общественного договора. «По общественному договору человек теряет свою естественную свободу и неограниченное право на то, чем он хочет завладеть; приобретает же он свободу гражданскую и право собственности на все то, чем обладает». Как видим, общественный договор трактуется не как документ или событие, а как основа стабильности и порядка в обществе, точнее, в его политической составляющей.

Суть таким образом понимаемого общественного договора состоит в том, что «каждый из нас передает в общее достояние и ставит под высшее руководство общей воли свою личность и все свои силы, и в результате для нас всех вместе каждый член превращается в нераздельную часть целого». При этом под «общей волей» подразумевается не сумма воль или интересов всех отдельных людей, а воля народа как истинного суверена политической власти. Свое право суверена власти народ не передает конкретным правителям, каковы бы они не были.

По мнению Руссо, человечество должно жить небольшими государствами, граждане которых непосредственно и лично выражают свое волеизъявление и контролируют правителей. В таких идеальных государствах должна быть запрещена роскошь, обеспечено имущественное и политическое равенство. Лучшими выразителями воли народа, а потому его правителями, могут быть мудрейшие из благородных аристократов, а худшими – наследственные единовластцы (деспоты, тираны, монархи).

объединенными усилиями Монтескье, Руссо, Смита, Мальтуса, Лапласа, Бюффона, Лавуазье, Кинга, Галлея, Синклера, Сен-Симона и других мыслителей XVIII – начала XIX вв. обществоведение было доведено до такого состояния, когда возникла потребность в создании новой науки об обществе, основанной на интеграции достижений социальной философии и практики изучения общественных явлений методами естественных наук.

Становление социологии как науки

К началу XIX в. общественное сознание человечества во многом оказалось готовым осмыслить необходимость точного анализа взаимодействия человека и общества, их жизненных сил, обусловленность последних средой обитания населения. Этой проблематике посвятили свои труды многие европейские мыслители первой половины прошлого столетия, неудовлетворенные решением вопросов справедливости, смысла жизни, обеспечения социального прогресса.

В социальной сфере это было время крайней нестабильности. Восстание лионских ткачей во Франции, силезских ткачей в Германии (1844 г.), чартистское движение в Англии, чуть позже революция 1848 г. во Франции свидетельствовали о нарастании кризиса общественных отношений. Во времена решительных и быстрых перемен у людей возникает потребность в обобщающей теории, способной прогнозировать, куда движется человечество, на какие ориентиры можно опереться, обрести свое место и свою роль в этом процессе. Как известно, К Маркс и Ф. Энгельс начинали свою теоретическую и практическую деятельность в то же время и при тех же обстоятельствах. Они, следуя рационалистической традиции, сформулированной в немецкой классической философии, и опираясь на свой опыт участия в революционном движении, предложили решить эту проблему на основе концепции научного социализма, сердцевиной которой является теория социалистической революции. О. Конт и другие «отцы-основатели социологии» — Г. Спенсер, Э. Дюрк-гейм, М. Вебер — предложили реформистский путь развития общества. Основоположники социологии были сторонниками стабильного порядка. В условиях революционного подъема они думали не над тем, как разжечь пожар гражданской войны, а наоборот, как преодолеть кризис в Европе, установить согласие и солидарность между различными социальными группами. Социология как раз и рассматривалась ими в качестве инструмента познания общества и выработки рекомендаций по его реформированию. Методической же основой реформизма, с их точки зрения, является «позитивный метод».

Этими различными идеологическими установками было продиктовано и различие в истолковании тех научных открытий, которые были сделаны в 30-х -40-х годах XIX в. В этот период на первый план развития науки выходят химия и биология. Наиболее значительными открытиями того времени, как вы помните, являются открытие клетки немецкими учеными Шлейденом и Шванном( 1838-1839), на основе которого была создана клеточная теория строения живого вещества, и создание Ч. Дарвином теории эволюции видов. Для К. Маркса и Ф. Энгельса эти теории послужили естественнонаучными предпосылками создания диалектического материализма, основным элементом которого является учение о диалектике — «алгебра революции», как ее назвал В. И. Ленин. Для О. Конта, Г. Спенсера и Э. Дюркгейма эти открытия послужили основой для создания учения об обществе, основанного на принципах биологии, — «органической теории развития общества ».

Пока речь шла в основном о социологических условиях и естественнонаучных предпосылках возникновения теоретической социологии. Однако задолго до этого в Европе закладывались основы эмпирической базы социологии и ее методов познания. Методология и методика конкретно-социологических исследований разрабатывались главным образом естествоиспытателями. Уже в XVII-XVIII в. Джон Граунт и Эдмунт Галлей вырабатывали методы количественного исследования социальных процессов. В частности, Д. Граунт применил их в 1662 г. к анализу уровня смертности. А работа известного физика и математика Лапласа «Философские очерки о вероятности » построена на количественном описании динамики народонаселения.

Особенно активно эмпирические социальные исследования в Европе начали развиваться в начале XIX века под влиянием определенных социальных процессов. Интенсивное развитие капитализма в начале XIX в. вело к быстрому росту городов — урбанизации жизни населения. Следствием этого была резкая социальная дифференциация населения, рост числа бедных (пауперизация), увеличение преступности, нарастание социальной нестабильности. В то же время ускоренно формируются «средний слой» и буржуазная прослойка, всегда выступающие за порядок и стабильность, укрепляется институт общественного мнения, возрастает число различного рода общественных движений, выступающих за социальные реформы. Таким образом, с одной стороны, отчетливо проявились «социальные болезни общества», с Другой — объективно созрели те силы, которые были заинтересованы в их лечении и могли выступать в качестве заказчиков социологических исследований, способных предложить «лекарство» от этих «болезней».

Особенно интенсивно развитие капитализма в то время происходило в Англии и Франции. Видимо, этим объясняется, что именно в этих странах появляется наибольшее количество работ, посвященных социальным проблемам развития общества. Среди этих работ особо следует отметить «Статистическое описание Шотландии» Джона Сиклера (21 том), «Осложение рабочего класса в Англии» Фридриха Энгельса, «Жизнь и труд людей в Лондоне» Чарлза Бута, «Свод-ка физического и морального состояния рабочих на бумажных, шерстяных и шелковых мануфактурах» ЛуиВиллерме, «Очерк моральной статистики Франции» Андре Герри, «Европейские рабочие» Фредерика Ле Пле (6 томов).

Большое значение для разработки методологии и методики эмпирического социологического исследования имела работа одного из крупнейших статистиков XIX в. Адольфа Кетле «О человеке и развитии способностей, или Опыт социальной жизни» (1835 г.). Некоторые исследователи считают, что именно с этой работы можно начинать отсчет времени существования социологии, или, как выразился А. Кетле, «социальной физики». Эта работа помогла науке об обществе перейти от умозрительного выведения эмпирически не проверенных законов истории к эмпирическому выведению статистически рассчитанных закономерностей с применением сложных математических процедур.

Огюст (Август) Конт (1798-1857), придумавший само название науке, обрисовавший ее основные контуры, «вписавший» ее в систему научного знания и определивший возникновение и развитие т.н. позитивистского направления социологии.

В шеститомнике «Курс позитивной философии», издававшимся с 1830 по 1842 г., он разделил все известные ему науки на истинные и ложные. Последними он считал те, которые заняты решением неразрешимых вопросов и постулируют то, что невозможно подтвердить или опровергнуть.

Конт четко не различает объект и предмет социологии, зачастую путает эти атрибуты науки. В различных местах «Курса позитивной философии» он пишет, что социология призвана изучать общие законы: а) общества как целостности, как особого социального организма, б) человечества (его прошлое, настоящее и будущее), в) человечества, понимаемого как органическое единство всех поколений людей, г) современного человечества как системы современных стран, народов и государств, д) объективирования результатов человеческой деятельности, ж) процессов совершенствования разума и психики людей, з) поведения людей, и) развития идей и мнений людей, к) образования семьи, государства и иных социальных институтов. Иначе говоря, социология понимается Контом как универсальная теоретическая наука, объединяющая все знания об обществе на уровне установления общих законов образования, функционирования и изменения человечества вообще, а также конкретных общественных устройств и форм их организации.

Социология должна использовать, по Конту, следующие методы:

  • наблюдение за ходом проистекания общественных процессов;
  • эксперимент, т.е. наблюдение за изменениями, вызванными специально;
  • сопоставление жизни человечества с животным миром;
  • сравнение жизни разных стран и народов по определенным показателям;
  • исторического анализа, сопоставления разных состояний человечества или отдельных народов в разные исторические времена.

Названные методы, учил Конт, обеспечат получение позитивного знания при условии наличия фундаментальной социологической теории.

Фундаментальная социологическая теория, о необходимости которой Конт говорил неустанно и которую он стремился создать, призвана отразить социальную статику и социальную динамику. Социальной статикой он назвал объяснение причин сохранения порядка в обществе, его организованности, достижения общественного консенсуса (взаимного согласия) и гармонии. Социальная динамика, по Конту, есть теория общественного прогресса, позитивных метаморфоз в обществе, так или иначе нарушающих его статическое состояние. Динамика подчинена статике, ибо «прогресс – это развитие порядка». В связи с этим он настаивает на различении социологических законов двух разрядов – «законов порядка» и «законов прогресса».

Конт – убежденный эволюционист, однозначно признающий целесообразность и полезность (как человечеству, так и отдельным людям) постепенных позитивных изменений в сравнении с революциями – резкими, скачкообразными общественными преобразованиями.

У истоков социологии стояли представители социальной философии, политэкономии, математики и эмпирических социальных исследований. Благодаря им постепенно выкристаллизировалось понимание общества как системы взаимодействий людей, образующих основополагающие общественную жизнь структуры, которые взаимообусловливают друг друга, функционируют и развиваются по объективным законам. Поскольку эти законы не изучались прежде ни одной наукой и поскольку без их знания невозможно обойтись в деле управления общественной жизнью, постольку возникла потребность в создании новой науки об обществе – социологии. Первые попытки познания данных законов показали, что для этого необходимы особые методы мышления, специфичные теории и способы получения социологической информации.

Социология в России

Вторая половина XIX века — время стремительного перехода России на рельсы новой, индустриальной, цивилизации, что обострило как старые социальные проблемы, так и выя — вило массу новых. Средств традиционной философии истории для их решения оказалось явно недостаточно. Актуальным стал запрос на рациональный тип мышления и социально — политического действия. Необходимо было новое, более точное социальное знание, что и выразилось в становлении и развитии социологии. В ее развитии достаточно четко просматриваются три исторических этапа.

В 40-50-хх годах XIXв. в России остро ощущалась необходимость реформ. В 1861г. было отменено крепостное право, что привело к появлению новых социальных отношений. Общество было заинтересовано в изучении социальных процессов. Метафизика и философия уже полностью не могли отвечать на вопрос о реальном положении вещей в обществе. А значит, накопилось большое количество социологического и демографического материала, требующего обработки на основе новой теоретической базы с новыми методами. Это привело к зарождению и становлению в России новой науки.

Возникновение социологии в первую очередь связано с капиталистическим путем развития, по которому Россия медленно продвигалась после реформы 1861 г. Этот хронологический рубеж и следует считать началом социологии в России, которая, как и в Западной Европе, возникла в русле позитивистской традиции. К началу 60-х годов в русском обществоведении сложилась парадоксальная ситуация. Часть конкретных социальных наук — история, этнография, социальная статистика, юридическая наука и другие — достигли известных успехов, но дальнейшее их развитие требовало глобального методологического осмысления материала.

Возникновению социологии как самостоятельной науки предшествовал подготовительный этап, в котором выделяется два направления общественной мысли: западническое и славянофильское. Символически это выражается в том, что российское государство расположено на двух континентах: Европа и Азия.

Западники доказывали, что Россия как часть европейского континента должна пройти европейский путь развития. Они критически относились к существующему в России строю и считали образцом западный парламентаризм. В качестве преобразований выдвигались отмена крепостного права, наделение крестьян землей, введение конституции и организацию просвещения народа. Там, где славянофилы видели самобытность, западники усматривали невежество и насилие.

Славянофилы считали, что необходимо учитывать особенности азиатского происхождения государства, его уникальность. Конечно же, они признавали отставание России от Запада в области экономики и техники, но подчеркивали, что она идет впереди в сфере духовной культуры. Славянофилы идеализировали патриархальный уклад быта, общинные традиции и православие. Они утверждали, что понятие «частная собственность» чуждо нашему государству, а на селе должно существовать общинное землепользование. Именно в общине кроется русский коллективизм в противовес западному индивидуализму. Общинные отношения славянофилы рассматривали как семейные, поэтому они тесно связывали общину, семью и государство.

Несомненно, общественную мысль в России отличало особое своеобразие по сравнению с социальными теориями Запада.  В нашем государстве в течение длительного периода проблемы обществоведения освещались с помощью средств художественной культуры и публицистики.

Философия истории 40-50-х годов (спор между западниками и славянофилами) оказалась парализованной собственными трудностями. В этих условиях возникла междисциплинарная потребность в новой обобщающей общественной науке — социологии.

Послереформенная Россия, при всей противоречивости освобождения крестьян от крепостной зависимости, была во многом отличной от дореформенной России, особенно учитывая важнейшие тенденции развития общества, культуры и базовой, массовой личности. Именно эти тенденции и сформулировали национальные потребности в новой общественной науке — социологии, методику которой при этом предлагали брать у западных авторитетов — Д. Милля, Г. Бокля, Г. Спенсера, но особенно у О. Конта.

Формирование социологии для русской культуры имело как научное  значение, связанное с появлением новой формы мысли, так и более широкий социальный смысл. Это связано с тем, что социология теоретически отражала в самой различной форме требования буржуазного перестроения существующих порядков в России. Несомненно, одной из основных особенностей русской общественной жизни тех лет было сохранение в стране пережитков крепостничества. Это переплетение нового и старого являлось яркой характеристикой того периода.

Не все политические течения правильно оценивали сложившуюся ситуацию, но все были едины в ощущении «симптомов болезни» — от консерваторов до левых радикальных кругов. И все предлагали рецепты и методики лечения, столь же различные, сколь различны были интересы стоящих за ними классовых сил. Например, позитивистская социология в России выступила в качестве идейного оружия кругов, заинтересованных в известном ограничении самодержавия, в разрушении дворянской монополии на высшее образование, государственное управление. Идеология громадной части русских социологов — мелкобуржуазный демократизм и либерализм. Поэтому в большинстве доминирующих в это время идеологических конфликтов, особенно до революции 1905 г. они выступали оппозиционерами и критиками царского режима.

Проблема разложения феодального строя и формирования промышленного капитализма и его культуры становится, как правильно отмечал В. И. Ленин, «главным теоретическим вопросом» в русском обществоведении.

Усложнение социальной структуры русского общества и  бурный рост городских сословий стимулировали развитие социологии. Капитализм привел к сильному расслоению населения города, ломке старых культурных стандартов, создал массу новых профессий. Совокупность этих изменений вызвала в различных слоях русского общества большой интерес к социальным проблемам.

Негативно влияли на развитие социологии  патриархальные традиции. «Высочайшие» решения Павла I и Николая I, запрещавшие официальное использование терминов «общество», «революция» и «прогресс». В пору крепостного права верхи сознательно вытравляли из печати любые возможности обсуждения социально-политических проблем. Сопротивление со стороны «управляющей верхушки»  любым научным нововведениям, учебным программам и планам превращало даже такие явления, как чтение книжек не только по социологии или политической экономии, но даже по бактериологии, гигиене, санитарии и биологии в полулегальный процесс. Не только студент, но и уже сложившийся ученый не был застрахован от доносов и контроля.

Ссылки, вынужденная эмиграция, тюрьма, увольнения, грозные предупреждения — это страницы биографии А. Щапова, Л. Оболенского, Я. Новикова, П. Лаврова, М. Ковалевского, Л. Петражицкого, Л. Мечникова, С. Южакова, Н. Стронина, Е. Де Роберти, Б. Кистяковского, П. Сорокина. Хотя не все из них были радикально настроены

Другим отрицательным фактором в распространении и оформлении социологии явились предрассудки некоторых ученых в отношении новой дисциплины, особенно в старых университетских разделах гуманитарной науки: истории, государствоведении и т. п. Как правило, их отношение к социологии варьирует от безразличий до откровенной враждебности. Недоброжелательство ломалось очень медленно. И только в первое десятилетие XX в. междисциплинарные отношения резко изменились. Началось повсеместное признание социологии, и постепенно социологическая точка зрения стала широко использоваться в истории, правоведении, политической экономии, психологии, этнографии именно как новая плодотворная теоретическая перспектива в сравнении с традиционными подходами

В эволюции российской социологии выделяют три этапа:

  1. от середины XIX в. до 1917г.
  2. от 1917г. до 20-50-хх годов ХХ в.
  3. от 50-х годов ХХ в. до настоящего времени.

Первый этап относится к периоду развития промышленности, увеличения городского населения и усложнения социальной структуры российского государства.

Если за рубежом русскую социологию приветствовали, то России термин «социология» был запрещен. Даже в начале ХХ в. эта наука в университетах не читалась, но она интенсивно развивалась под такими названиями как «философия истории», «социальные основы экономики», «социальная психология».

Спор, как называть эту науку — «социальной физикой», «философией истории» или «социологией» был не столь беспредметен, как может сейчас показаться. Если бы речь шла просто о выборе того или иного названия, то, в конечном счете, можно было бы согласиться с любым из них или каким-либо другим, но вопрос заключался в ином — в междисциплинарных отношениях. Говорить о социологии как «философии истории» значило суживать рамки рассматриваемых явлений, так как абстрактное учение об обществе не должно пользоваться ограниченным материалом.

Не смотря, на это данная наука продолжала формироваться. Был определен ее предмет как методы, принципы, формы социального поведения. Главная особенность этого периода состояла в одновременном зарождении двух течений позитивизма и марксизма. Как и на Западе в России господствовала позитивистская социология.

В 1897 г. вышел первый учебный обзор по социологии на русском языке (Н. Кареев «Введение в изучение социологии»), в его библиографии русским авторам принадлежало 260 работ из 880. Но фактически список Кареева был далеко неполон: отечественных социологических исследований к тому времени было значительно больше.

К началу ХХв. началась широкая разработка социальных проблем на психологической основе. Начинают проводиться массовые исследования, возрастает число публикаций, предпринимаются попытки социальных экспериментов, выходят работы посвященные итогам исследований. В 1909г. социология начинает изучаться как учебная дисциплина в ряде русских учебных заведений.

До революции 1917г. развитие социологии прошло несколько стадий, на которых выделились специфические направления:

  1. Позитивизм (становление социологии, конец 60-х – конец 80-х годов ХIХв.
  • Географический детерминизм;
  • Органицизм;
  • Концепция культурно-социологических типов;
  • Народничество;
  • Субъективная школа;
  • Психологическое направление;
  • Классический позитивизм.
  1. Антипозитивизм (начало 80-х годов ХIХв. – ХХв.):
  • Ортодоксальное направление;
  • Философский иррационализм;
  • Индивидуальный психологизм.
  1. Неопозитивизм (начало ХХв.)

После 1917г. появилась необходимость разработки социальной теории нового общества. Создаются  кафедры социологии в Петрограде и Ярославле, и даже  вводится научная степень по социологии. Но стремление соединить сложившийся в русской социологии и марксизме научный аппарат с новыми общественными условиями оборачивалось насилием над теорией, ее упрощением под идеологию.  В эти годы начала издаваться  литература по проблемам социологической мысли. Заметное влияние продолжала оказывать немарксистское направление, отраженное в работах П.Сорокина.  Но в идеологической сфере ла борьба между марксизмом и другими взглядами. Наряду с теоретическим знанием развивались социальные исследования, рассматривавшие проблемы рабочего класса, деревни, культуры в целом. К концу 30-х годов ХХв. социологию упразднили.

С 50-х годов ХХ в. началось возрождение социологии. К 80-м. годам ХХв. возникает понимание социологии как науки о социальных отношениях, механизмах функционирования и развития социальных общностей. В качестве предмета социологии рассматривается личность- субъект общественных отношений. Это свидетельствует о конкретизации предмета.

Рубрика Социология, психология and tagged , . Bookmark the permalink. Follow any comments here with the RSS feed for this post. Post a comment or leave a trackback.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Your email address will never be published.